понедельник, 22 марта 2010 г.

Что было на неделе (15-21 марта)

Состоится ли российская «Кремниевая долина»

Образ американской Кремниевой долины как мощного центра передовых технологических разработок давно занимает умы российской элиты. С объявлением президентом Дмитрием Медведевым национальной программы модернизации и инноваций вопрос о создании ее российского аналога встал в практическую плоскость. За право развернуть подобный инновационный центр у себя боролись многие известные региональные научные сообщества, включая Новосибирск, Санкт-Петербург и подмосковный Обнинск.
На прошлой неделе Медведев, однако, расставил точки над i, обнародовав решение создать «территориально обособленный комплекс для развития исследований и разработок» в подмосковном Сколково, всего в 10 км от МКАД. Среди главных аргументов в пользу этого выбора – то, что комплекс будет создаваться на принадлежащих федеральному центру землях и покупать землю не придется.
Вместе с тем очевидны и многие минусы этого решения, которые способны серьезно ограничить значимость и эффективность создаваемого «наукограда». Во-первых, за планом образования российской «кремниевой долины» отчетливо просматривается желание нынешней властной группировки в Кремле жестко контролировать процесс финансирования этого инновационного центра, не допуская к нему региональные элиты. Во-вторых, Кремль попытается извлечь из этого проекта максимальные политические и пропагандистские преимущества, преподнося его как «небывалое достижение» российской научной мысли. О существовании таких намерений вполне реально свидетельствует недавнее интервью газете «Ведомости» заместителя главы президентской администрации Владислава Суркова, который и курирует сколковский проект.
Крупные политические и экономические дивиденды от проекта "Кремниевой долины" привлекают и других ключевых игроков в российской элите. Мэр Москвы Юрий Лужков уже озвучил свой план - пока создается комплекс в Сколково, центр инноваций можно было бы разместить в Москве, на базе огромного, но малоэффективного автозавода ЗИЛ, а, возможно, и оставить его там навсегда. Но Кремль наверняка не подпустит Лужкова к своей "Кремниевой долине" - потенциальный выигрыш слишком велик, а делиться им с кем-то нет никакой политической необходимости.
Можно с большой долей уверенности сказать, что Сколково станет фасадом нынешней политической системы, своего рода «потемкинской деревней», которую будут активно демонстрировать иностранным гостям высокого уровня. Вряд ли такая «показуха» будет способствовать нормальному функционированию центра в рабочем режиме.
Следует еще учесть, что близость Сколково к Москве неизбежно будет стимулировать и высокопоставленных российских чиновников приезжать туда и поруководить на месте. Для сотрудников же инновационного центра соседство с Москвой чревато многочисленными соблазнами большого города, которым крайне трудно противостоять. Вряд ли это будет благоприятно сказываться на рабочем процессе, о чем свидетельствует опыт других подобных подмосковных центров.
Наконец, много вопросов возникнет в связи с финансированием проекта Сколково. Сейчас разрабатываются схемы некоммерческого частно-государственного партнерства (ЧГП). При этом правительство будет выделять деньги на создание инфраструктуры и строительство, а частные компании финансировать содержательную часть проекта. Однако есть серьезные подозрения, что, как и в других случаях с российскими проектами ЧГП, госчиновники просто будут диктовать бизнесу, на что и сколько выделять денег, а те будут вынуждены послушно соглашаться, чтобы не утратить благожелательного отношения со стороны властей.
Эффективность расходов на данный проект в рамках традиционной, многократно апробированной западной системы «cost-effectiveness” тоже вызывает сомнения. Только что опубликованные данные Счетной палаты РФ говорят об исключительно низких результатах НИОКР в России. Расходы государства на гражданскую науку и НИОКР по целевым программам в 2008-2009 гг. в размере 232,4 млрд. рублей (примерно 8 млрд. долларов) принесли бюджету нематериальных активов всего на сумму в 3,5 млрд. рублей (около 120 млн. долларов). А использование этих результатов вообще минимально – в 2008 г. продажа федеральных нематериальных активов принесла госбюджету выручку просто в смешном размере – 3 тыс. рублей (примерно 100 долларов).
Таким образом, на сегодняшний день очевидно, что реализация проекта российской «Кремниевой долины» будет носить скорее рекламно-политический характер и одновременно способствовать консолидации финансово-экономических позиций нынешней властной группировки, контролирующей его осуществление. Государство усиливает вмешательство в экономику и стремится не допускать частный бизнес к активному участию в развитии свободного предпринимательства.
Что касается будущих практических результатов деятельности нового центра инноваций, то они пока покрыты мраком неизвестности и внушают больше скепсиса, чем оптимизма.

понедельник, 15 марта 2010 г.

Что было на неделе (8-14 марта)

Почему государственная борьба с монополизмом контрпродуктивна

Прошедшая неделя показала, что российские верхи серьезно озабочены ростом цен в стране на базовые товары и услуги. Действительно, серьезно дорожают такие важные для населения потребительские категории, как бензин и жилищно-коммунальные услуги. Причин этому несколько, в том числе и огромные финансовые вливания в экономику, проводимые государством в процессе кризиса, которые не могли не стимулировать инфляцию.
Однако правительство предпочитает не замечать объективных истин и привычно прибегает к административным мерам регулирования. Дорожает бензин, значит, надо ограничить долю крупных компаний на розничном рынке ГСМ. На прошлой неделе Федеральная антимонопольная служба выступила с инициативой запретить нефтяным компаниям, занимающим более 35 процентов регионального рынка, расширять сеть автозаправочных станций. Цель – не допустить их доминирования на рынке нефтепродуктов, которое якобы помогает нефтяным гигантам завышать цены на бензин.
Или другой пример. Президент Дмитрий Медведев, обсуждая с вице-премьером Дмитрием Козаком проблемы ЖКХ, попенял ему за рост коммунальных платежей в ряде городов России и поручил проверить обоснованность повышения тарифов.
Действительно, цифры здесь впечатляют. Если в среднем по стране после внедрения новых схем ценообразования в ЖКХ тарифы на услуги возросли за год на 15 процентов, то в отдельных регионах скачок составил 104-133 процентов (Новосибирская, Самарская области).
В чем же правительство видит выход? Опять-таки в административных мерах. Решение вопросов установления тарифов предлагается перенести на более высокий уровень – субъектов федерации, лишив этих полномочий муниципалитеты, органы местного управления. А Медведев лично распорядился, чтобы в случае установления фактов завышения тарифов руководители всех уровней уменьшали их под угрозой увольнения. Таким образом, речь вновь идет о государственном регулировании цен, как это было при социализме.
Помогут ли эти этатисткие меры? Вряд ли. Дело отнюдь не в одиозном монополизме, которым правительство пугает население, пытаясь оправдать рост цен. В реальности проблема состоит в отсутствии свободной конкуренции в любой экономической сфере – будь то топливо или ЖКХ. С помощью государственных органов всех уровней укоренилась такая порочная система, когда чиновникам выгодно существование подконтрольных им структур, диктующих цены на рынке. Именно вся бюрократическая система оказывает наибольшее благоприятствование «крышуемым» предприятиям и помогает избавиться от конкурентов. За это бюрократы получают немалые «откаты» от своих подопечных, что, естественно негативно сказывается на конечной цене товаров и услуг. То есть, «блатной капитализм» ложится тяжелым бременем на население.
Подконтрольный бюрократии бизнес уже научился обходить государственное регулирование цен. Меняются названия товаров и услуг, происходят манипуляции на рынках. В конечном итоге, госрегулирование, удушая свободную конкуренцию, не только не ведет к снижению цен, но, напротив, провоцирует их рост.

вторник, 2 марта 2010 г.

Что было на неделе (21 февраля – 2 марта)

Почему Россию преследуют неудачи

В последнее время у многих россиян складывается впечатление, что у Медведева с Путинным что-то не ладится с управлением страной. Вроде бы, государство взяло под жесткий контроль все сферы политической, экономической и социальной жизни, а дела, между тем, не идут к лучшему.
По-прежнему свирепствует коррупция и преступность, в том числе в среде правоохранительных органов, не растет экономика. А тут еще и бездарно проиграна зимняя Олимпиада в Ванкувере, на которую в Кремле возлагали большие надежды в плане пропагандистской демонстрации успехов России. Неужели «неладно что-то в Датском королевстве»? Вряд ли российские лидеры реально задаются этим вопросом.
События последней недели отчетливо показывают, что их главная цель – постараться найти виновных в существующих непорядках, наказать их и снять с себя всю ответственность за происходящее.
Вот, например, побывал Путин на Саяно-Шушенской ГЭС, которую уже полгода восстанавливают после аварии в августе 2009 г. Там премьер обнаружил, что восстановительные работы ведутся лишь на половине объектов, да и то не в полной мере. Он тут же обвинил в неисполнении обязательств частных инвесторов, пригрозив им жесткими санкциями по линии Государственной прокуратуры.
Самое интересное, что существующие объективные данные не дают оснований для подобных претензий. Частные компании выполняют свои обязательства ничуть не хуже государственных, а если и отступают от плановых задач, то по согласованию с государственными чиновниками. Критику Путина частного сектора можно рассматривать как сигнал стремления правительства еще больше ужесточить контроль над электроэнергетикой, которая некоторое время тому назад, при Анатолии Чубайсе, получила большую самостоятельность.
Президент Медведев тем временем ведет реформу правоохранительных органов. Начал он ее довольно решительно. В отставку было отправлено сразу 17 высокопоставленных милицейских генералов из центрального аппарата и местных органов. Однако поможет ли это изменить российскую милицию? Из того, что слышит российский обыватель, отнюдь не следует, что будет радикально изменена концепция и структура правоохранительных органов. Независимые эксперты сходятся во мнении, что реформа будет носить косметический характер. Возможно, произойдет некоторое сокращение личного состава и упразднение второстепенных подразделений. Изменятся названия и вывески. Однако суть милиции останется прежней.
Показательно, что уже после объявленных Медведевым отставок произошли новые чрезвычайные происшествия с участием высокопоставленных чинов МВД, в частности, крупные взятки и рэкет. Общество по-прежнему отстранено от участия в обсуждении и решении проблем своей безопасности. Исключительно все замыкается на государственные структуры.
И, наконец, о провале российской команды на зимних Олимпийских играх. За 60 лет участия в этих мероприятиях национальная команда заняла самое низкое – 11-е место в общекомандном зачете. И это при том, что Россия традиционно - страна зимних видов спорта. Так же, как и при вышеупомянутых провалах, руководство страны немедленно стало искать виновных среди спортивных чиновников, а те, в свою очередь, перекладывать ответственность друг на друга – Олимпийский комитет на министерство спорта и наоборот. Естественно, что отставки среди спортивных чиновников неминуемы. Но поможет ли это российскому спорту?
Что объединяет все перечисленные выше неудачи, постигшие за последнее время Россию? Ответ простой. Чрезмерное государственное вмешательство во все сферы жизни душит частную инициативу, ведет к разрастанию и непомерному усилению бюрократии, которая действует исключительно в своекорыстных интересах, не только не предотвращает, но, напротив, стимулирует коррупцию на всех уровнях. Именно свобода – это то, чего не хватает сейчас России для нормального развития. Неслучайно, наверно, что страны, занявшие первые места на Олимпиаде в Ванкувере, - это политически и экономически свободные государства.

понедельник, 1 марта 2010 г.

Бюллетень Фонда "Наследие" №2 (118)

ЮЖНОКОРЕЙСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В 2010 ГОДУ

В феврале 2010 г. президент Фонда «Наследие» Эдвин Фолнер выступил с лекцией перед депутатами Национальной Ассамблеи Южной Кореи. Он, в частности, отметил, что Южная Корея – верный союзник США. Однако она слишком долго оставалась на втором плане из-за постоянных ссылок Вашингтона на Японию как «краеугольный камень» безопасности Соединенных Штатов в Азии.
Рост напряженности в японо-американском альянсе после прихода к власти в Японии Демократической партии высвечивает нежелание и неспособность Токио играть значительную роль в деле международной безопасности. Южная Корея, напротив, продемонстрировала способность и желание выступать на мировой сцене в поддержку таких общих ценностей, как свобода и демократия. Поэтому администрация Обамы должна подтвердить свою приверженность защите Южной Кореи от угроз ее безопасности, приветствовать ее возвращение к коалиционным усилиям по восстановлению Афганистана и послать сигнал о своей приверженности свободной торговле, ратифицировав соответствующее американо-южнокорейское соглашение.
В ходе моих недавних встреч в Фонде «Наследие» с лидером влиятельной южнокорейской НКО и авторитетным южнокорейским журналистом я узнал, что «корейский народ очень гордится тем, что Южная Корея станет принимающей страной встречи «большой двадцатки» в ноябре с.г. Это является доказательством новой глобальной роли Южной Кореи».
Я живо отреагировал на это, продемонстрировав гостям стеклянный олимпийский факел, полученный мною за оказание консультационных услуг на Олимпийских играх в Сеуле в 1988 г., футбольный мяч, подаренный мне перед чемпионатом мира по футболу, который прошел в Корее и Японии в 2002 г., и рождественскую открытку, которую я недавно получил от Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна. Тем самым я по-дружески дал понять гостям, что Южная Корея является серьезным международным игроком уже в течение нескольких десятилетий. Вот еще некоторые подтверждения этого.
• Южная Корея – постоянный член Организации экономического сотрудничества и развития, объединяющей индустриально развитые страны.
• Она участвует в самых влиятельных в мире форумах в Нью-Йорке, Копенгагене, Женеве и других местах, где принимаются решения международного уровня.
• Она несет на себе справедливую долю международного бремени в глобальной войне против терроризма.

Вы должны гордиться тем, что сделали в своей стране. Вот лишь некоторые ваши достижения.
• У вас есть больницы, университеты и культурные достопримечательности мирового уровня.
• У вас отличная репутация в мировой промышленности как непревзойденного производителя в области судостроения, сталелитейного производства и автомобилестроения.
• Ваши высокотехнологичные отрасли вполне конкурентоспособны, а по многим показателям опережают мировые стандарты, даже обгоняя Японию.
• Предпринимательский дух вашего народа проявляется во всем мире.
• Ваши технологии и навыки в сфере строительства фактически перестроили целый регион Ближнего и Среднего Востока.
• Ваша политическая система энергично развивается и быстро обретает зрелость.

Гордитесь тем, что вы лидеры Южной Кореи. Вы продвинулись далеко и сделали много, и мы, ваши американские друзья и союзники, считаем за честь продолжать движение вперед вместе с вами. 2010 год станет великим годом для Южной Кореи и, благодаря усилиям нас всех, для корейско-американских отношений.


КОНСТИТУЦИОННЫЙ КОНСЕРВАТИЗМ:
ЗАЯВЛЕНИЕ ДЛЯ ХХI ВЕКА

В середине февраля несколько общественно-политических консервативных групп США выступили с заявлением об основополагающих принципах и задачах современного консерватизма. Предлагаем его вниманию наших читателей.
Мы подтверждаем свою приверженность идеям времен основания американского государства. Посредством конституции отцы-основатели создали надежную структуру ограниченного правительства, основанную на верховенстве закона. Они стремились гарантировать национальную независимость, обеспечить экономические возможности, учредить подлинную свободу вероисповедания и поддержать процветающее общество республиканского самоуправления.
Эти принципы дают определение нам как стране и вдохновляют нас как ее народ. Теперь благодаря им Америка – успешное, справедливое государство, и второго такого в мире нет. Эти принципы – наше величайшее достижение, служащие не только мощным маяком для всех тех, кто стремится к свободе и добивается самоуправления, но и как предостережение тиранам и деспотам в других странах.
Сейчас каждая из этих основополагающих идей подвергается непрерывным атакам. В последние десятилетия американские принципы подрывались и подверглись пересмотру со стороны нашей культуры, университетов и внутриполитической борьбы. Самоочевидные истины 1776 г. вытеснены мнением, что подобных истин не существует. В настоящее время федеральное правительство игнорирует ограничительные рамки конституции, которыми все больше пренебрегают как устаревшими и бесполезными.
Некоторые считают, что Америка должна меняться, отбросить все старое и облачиться в новое. Однако куда это ведет – вперед или назад, вверх или вниз? Разве эта мысль о переменах не пустое обещание или не опасный обман?
Перемены, которые нам необходимы немедленно, перемены, соответствующие американскому идеалу, – это не отход от наших основополагающих принципов, а движение по направлению к ним. В это актуальное время нам необходима новая декларация конституционного консерватизма, который зиждется на бесценном принципе упорядоченной свободы, сформулированном в Декларации независимости и конституции США.
Консерватизм в Декларации утверждает самоочевидные истины, основанные на законах природы и Бога. Он выступает в защиту жизни, свободы и стремления к счастью. Он подвергает власти согласию тех, кем они управляют. Он признает не только личную выгоду человека, но и его способность жить по нравственным принципам.
Консерватизм в конституции ограничивает полномочия правительства и гарантирует эффективность его деятельности. Он очищает народную волю, просеивая ее через фильтр представительства. Он предоставляет сдержки и противовесы посредством нескольких ветвей правительства и федеральной республики.
Конституционный консерватизм объединяет всех консерваторов в национальном слиянии, что предусматривается основополагающими американскими принципами. Он напоминает приверженцам экономического консерватизма, что нравственность имеет принципиальное значение для ограничения власти государства; сторонникам социального консерватизма, что неограниченное правительство – это угроза для нравственного самоуправления, и последователям консерватизма в сфере национальной безопасности, что энергичное, но ответственное правительство является ключом к безопасности Америки и ее лидирующей роли в мире.
Конституционный консерватизм, основанный на первых принципах, предоставляет рамки для последовательной и содержательной политической и экономической программы.
• Принцип ограничения роли государства, основанного на верховенстве закона, применяется к каждому предложению.
• Он отводит свободе личности центральное место в политической жизни Соединенных Штатов.
• Он способствует свободному предпринимательству, частному предпринимателю и экономическим реформам, основанным на рыночных решениях.
• Он поддерживает национальный интерес США в продвижении свободы и противостоянии деспотизму в мире и предлагает разумные решения относительно того, что мы можем и должны делать в этом направлении.
• Он уведомляет о твердой защите консерватизмом семьи, добрососедских отношений, общины и веры.

Если мы хотим победить в предстоящих нам решающих битвах, мы должны твердо держаться своей цели.
Мы должны начать с повторного занятия и решительной защиты высот основополагающих принципов Америки.

Принято 17 февраля 2010 г. в Маунт-Верноне, шт. Вирджиния.


РОССИЙСКИЙ АНТИАМЕРИКАНИЗМ: ПРИОРИТЕТНАЯ ЦЕЛЬ
ПУБЛИЧНОЙ ДИПЛОМАТИИ США

Ведущие эксперты Института внешнеполитических исследований им. Дэвисов Фонда «Наследие» Х. Дейл и А. Коэн анализируют сложившийся в России антиамериканизм в политике и пропаганде и предлагают ответные меры для администрации США.
Кремль использует антиамериканизм как стратегическое оружие для достижения внутри- и внешнеполитических целей. Через СМИ, которые контролируются или находятся в собственности государства, российское правительство намеренно распространяет ядовитую антиамериканскую пропаганду внутри страны и за рубежом, возлагая вину за многочисленные российские проблемы на Запад и, в частности, на США. Такая политика частично увенчалась успехом, обнажив серьезные неудачи американской публичной дипломатии, находившейся на спаде с момента окончания «холодной войны». Для противодействия информационной войне со стороны России и консолидации свободы и демократии в Восточной и Центральной Европе Соединенные Штаты должны заново активизировать усилия в сфере публичной дипломатии, используя как традиционное телевизионное и радиовещание, так и новые СМИ, чтобы донести свой голос до народов бывших сателлитов СССР и постсоветских государств.
Среди российской элиты антиамериканизм остается укоренившимся и политически выгодным явлением. Это может вызвать недоумение, если учесть сближение между политическим руководством России и администрацией Обамы. Тем не менее, идея «перезагрузки» отношений между двумя странами, как она была задумана президентом Обамой и госсекретарем США Хилари Клинтон, зиждется на глубоком заблуждении, что нынешнее российское руководство и Соединенные Штаты разделяют общие ценности.
С позиции Кремля, антиамериканизм – это стратегическое оружие для достижения внутри- и внешнеполитических целей. После второй мировой войны И. Сталин осудил американский «империализм», назвав его «врагом у наших ворот». Никита Хрущев грозил Соединенным Штатам, что СССР «похоронит их». С тех пор советский и российский антиамериканизм стал частью российского национального духа. Антиамериканизм не ограничивается лишь Россией. Москва намеренно распространяет ядовитую пропаганду на соседние страны через российские СМИ, брифинги и конференции. Этот антиамериканизм фактически служит связующим материалом, удерживающим от распада антиамериканскую коалицию России с такими государствами, как Иран и Венесуэла.
Некоторые отмахиваются от непрекращающегося потока антиамериканизма и антиамериканских речей и изображений, называя это риторикой для внутреннего потребления. Тем не менее, аналогично своим царским и советским предшественникам, современные российские лидеры рассматривают пропаганду на
зарубеж как полноценное средство в своем инструментарии внешней политики и национальной безопасности. Это может иметь далеко идущие последствия для российско-американских отношений и глобального имиджа США и не должно игнорироваться.
Для противостояния российским стратегическим информационным кампаниям администрация Обамы и конгресс США должны сделать следующее.
• Стратегически использовать публичную дипломатию для отражения потока антиамериканской пропаганды со стороны высших эшелонов российской власти. Американская дипломатия должна концентрироваться на том, чтобы доходить до простых людей. Эти усилия должны включать международное вещание, кампании в Интернете, запуск нового спутникового канала, вещающего на Россию, социальные сети, печатные СМИ и усовершенствованные программы обменов в сфере науки, обучения и бизнеса.
• Начать всестороннее ознакомление с российскими информационными операциями в Соединенных Штатах. США должны произвести оценку степени и эффективности российской кампании в американских СМИ, осознать ее стратегические последствия и дать отпор дезинформации там, где она присутствует. Это исследование теоретически может быть осуществлено новым центром исследования и разработок с федеральным финансированием – Корпорацией анализа общественного мнения за рубежом, которая сотрудничает с такими структурами, как ЦРУ и ФБР.
• Оставаться приверженными финансированию программ, направленных на консолидацию стратегических завоеваний во имя свободы и демократии. Соединенные Штаты должны поддерживать своих новых союзников в Центральной и Восточное Европе, а также на Украине и в Грузии с тем, чтобы они оставались верными Западу и не сползали обратно в зону влияния России, - а это действительная и явная угроза.

Противостоя растущему и системному антиамериканизму внутри России и за рубежом, публичная дипломатия США сталкивается с крупномасштабными вызовами. При сохраняющейся необходимости выхода на демократически настроенных российских граждан, это, возможно, будет более значимым для достижения долгосрочных целей, чем для решения сегодняшних проблем. Соединенные Штаты должны сконцентрировать значительные усилия на бывших сателлитах СССР в Восточной и Центральной Европе. Их свобода, процветающее гражданское общество и интеграция в евроатлантические структуры продолжают посылать мощный сигнал российскому руководству и его народу.
Правительство США должно оказывать давление на российское правительство с тем, чтобы оно прекратило стратегическое использование антиамериканизма в официальном порядке и разрешило радиостанциям «Голос Америки» и радио «Свобода» доступ к российским ретрансляционным компаниям. Базовые права человека диктуют, что российские граждане, а не их правительство, должны решать, какую информацию они хотят получать.