среда, 24 февраля 2010 г.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ КОНСЕРВАТИЗМ: ЗАЯВЛЕНИЕ ДЛЯ ХХI ВЕКА

В середине февраля несколько общественно-политических консервативных групп США выступили с заявлением об основополагающих принципах и задачах современнного консерватизма. Предлагаем его вниманию наших читателей.

Мы подтверждаем свою приверженность идеям времен основания американского государства. Посредством конституции отцы-основатели создали надежную структуру ограниченного правительства, основанную на верховенстве закона. Они стремились гарантировать национальную независимость, обеспечить экономические возможности, учредить подлинную свободу вероисповедания и поддержать процветающее общество республиканского самоуправления.
Эти принципы дают определение нам как стране и вдохновляют нас как ее народ. Благодаря им Америка теперь – успешное, справедливое государство, и второго такого в мире нет. Эти принципы – наше величайшее достижение, служащие не только мощным маяком для всех тех, кто стремится к свободе и добивается самоуправления, но и как предостережение тиранам и деспотам в других странах.
Сейчас каждая из этих основополагающих идей подвергается непрерывным атакам. В последние десятилетия американские принципы подрывались и подверглись пересмотру со стороны нашей культуры, университетов и внутриполитической борьбы. Самоочевидные истины 1776 г. вытеснены мнением, что подобных истин не существует. В настоящее время федеральное правительство игнорирует ограничительные рамки конституции, которыми все больше пренебрегают как устаревшими и бесполезными.
Некоторые считают, что Америка должна меняться, отбросить все старое и облачиться в новое. Однако куда это ведет – вперед или назад, вверх или вниз? Разве эта мысль о переменах не пустое обещание или даже опасный обман?
Перемены, которые нам необходимы немедленно, перемены, соответствующие американскому идеалу, – это не отход от наших основополагающих принципов, а движение по направлению к ним. В это актуальное время нам необходима новая декларация конституционного консерватизма, который зиждется на бесценном принципе упорядоченной свободы, сформулированной в Декларации независимости и конституции США.
Консерватизм в Декларации утверждает самоочевидные истины, основанные на законах природы и Бога. Он выступает в защиту жизни, свободы и стремления к счастью. Он подвергает власти согласию тех, кем они управляют. Он признает не только личную выгоду человека, но и его способность жить по нравственным принципам.
Консерватизм в конституции ограничивает полномочия правительства и гарантирует эффективность его деятельности. Он очищает народную волю, просеивая ее через фильтр представительства. Он предоставляет сдержки и противовесы посредством нескольких ветвей правительства и федеральной республики.
Конституционный консерватизм объединяет всех консерваторов в национальном слиянии, что предусматривается основополагающими американскими принципами. Он напоминает приверженцам экономического консерватизма, что нравственность имеет принципиальное значение для ограничения власти государства; сторонникам социального консерватизма, что неограниченное правительство – это угроза для нравственного самоуправления, и последователям консерватизма в сфере национальной безопасности, что энергичное, но ответственное правительство является ключом к безопасности Америки и ее лидирующей роли в мире.
Конституционный консерватизм, основанный на первых принципах, предоставляет рамки для последовательной и содержательной политической и экономической программы.
• Принцип ограничения роли государства, основанного на верховенстве закона, применяется к каждому предложению.
• Он отводит свободе личности центральное место в политической жизни Соединенных Штатов.
• Он способствует свободному предпринимательству, частному предпринимателю и экономическим реформам, основанным на рыночных решениях.
• Он поддерживает национальный интерес США в продвижении свободы и противостоянии деспотизму в мире и предлагает разумные решения относительно того, что мы можем и должны делать в этом направлении.
• Он уведомляет о твердой защите консерватизмом семьи, добрососедских отношений, общины и веры.

Если мы хотим победить в предстоящих нам решающих битвах, мы должны твердо держаться своей цели.
Мы должны начать с повторного занятия и решительной защиты высот основополагающих принципов Америки.

Принято 17 февраля 2010 г. в Маунт-Верноне, шт. Вирджиния.

Что было на неделе (15-23 февраля)

Какой же инвестиционный климат в России?

На всех международных экономических форумах как внутри страны, так и за рубежом российские лидеры постоянно проводят идею об инвестиционной привлекательности России для иностранных бизнесменов и ее притягательной силе для западного бизнеса. Президент Медведев недавно дал правительству новую серию поручений по улучшению инвестиционного климата.
Речь идет, например, о том, чтобы в 2010 г. выставить для приватизации пакеты крупных инвестиционно привлекательных компаний с государственным участием. Кроме того, Медведев поручил облегчить процедуры таможенного оформления и сократить объем предоставляемых документов и информации при прохождении товаров через таможню. Предлагается также упростить миграционный режим для иностранных граждан, приглашенных в Россию для работы в инновационных, научных и высокотехнологичных проектах. Наконец, Медведев поручил правительству разработать налоговые меры, направленные на стимулирование инвестиций в модернизацию и инвестиционные проекты.
Однако если посмотреть внимательно на эти, казалось бы, здравые предложения, в целом идущие в русле расширения экономической свободы, то окажется, что их реализация на уровне правительства связана с большими трудностями и мало реальна. Дело в том, что планы правительства Владимира Путина на 2010 г уже фактически сформированы и медведевская инициатива в них не вписывается. Кабинет не планировал ни крупных приватизационных проектов. Уже было объявлено, что крупные компании уровня «Газпрома» или «Ростехнологий», равно как и системообразующие банки типа ВТБ и Сбербанка продаваться не будут. Смягчение таможенного регулирования противоречит уже существующим планам в рамках создающегося Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Что касается законодательных предложений по изменению налогов, то процесс их оформления может занять несколько лет, учитывая расхождения между различными ведомствами. Так что ожидать скорого улучшения инвестиционного климата явно преждевременно.
Зато отдельные конкретные шаги правительства идут в прямо противоположном направлении. На прошлой неделе было опубликовано новое правительственное положение, касающееся Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ), созданного еще в 1994 г. Сейчас в него входят 42 иностранных структуры, включая Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития.
Новые правила существенно ужесточают членство западных корпораций в этом органе и вводят для них серьезные ограничения. Так, для участия в КСИИ иностранные компании должны подтвердить свою приверженность приоритетам российской «Концепции-2020». Это, по существу, политическое требование, обязывающее иностранные компании разделять взгляды российского руководства на будущее страны. Более того, для участия в КСИИ иностранная корпорация, ведущая работу в России, должна осуществлять на ее территории благотворительную деятельность и обязана не сокращать свои инвестиции в РФ. Кроме того, вводится принцип ротации членства в КСИИ, что фактически будет препятствовать участию в этой организации всех заинтересованных корпораций.
Министерство экономики России наделено широкими полномочиями по комплектованию КСИИ и фактически по управлению его деятельностью. Едва ли для иностранных инвесторов будет привлекательна такая ситуация, когда их законная лоббистская деятельность в России будет жестко контролироваться и фактически сводиться на «нет». Таким образом, привлекательные на первый взгляд медведевские предложения по улучшению инвестиционного климата де факто дезавуируются правительственными мерами, только ухудшающими этот климат.

понедельник, 15 февраля 2010 г.

Что было на неделе (8-14 февраля)

Влияние экономического кризиса на российскую налоговую систему

Как это ни парадоксально, экономический кризис имел некоторые благоприятные последствия для российской налоговой системы с точки зрения ее либерализации. Правительство, вроде бы, осознало непреложную истину – высокие налоги не только не помогут нормализации экономического развития, но, напротив, усугубят тяжелое положение бизнеса.
Был сокращен корпоративный налог на прибыль с 24% до 20%, хотя его распределение стало более выгодным для федерального центра, чем для регионов: например по Москве 17% поступает в федеральный бюджет и только 3% в местный. Пока прекратились опасные дискуссии о пересмотре в сторону увеличения плоской шкалы подоходного налога и восстановлении прогрессивного налогообложения доходов граждан. А ведь еще полтора-два года назад реальные планы на этот счет вынашивались и в ряде думских фракций, и в некоторых государственных структурах. Это, конечно, не означает незыблемости 13-процентного плоского налога, но это явно не в сегодняшней повестке дня правительства.
С наступлением кризиса правительство было вынуждено временно отказаться и от другого проекта повышения налоговых сборов. Еще до начала кризиса имелось в виду, что с отменой 1 января 2010 г. единого социального налога в 26,2% совокупные страховые взносы предпринимателей в социальные фонды возрастут до 34%. Однако в условиях кризиса правительство, отменив ЕСН, все-таки сохранило уровень совокупных социальных налогов на прежнем, 26-процентном уровне.
Вместе с тем, согласно существующим государственным планам, с 2011 г. страховые платежи будут увеличены, как и планировалось, на 8%. На прошлой неделе, однако, против этого выступил вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин. Он предлагает ограничить увеличение 32-процентным барьером, что позволит сохранить для бизнеса около 230 млрд. рублей. Кроме того, предусматривается оставить действующие льготы по уплате социальных платежей для инновационных компаний, в частности, IT-бизнеса, где затраты на оплату труда составляют главную часть расходов. По мнению Кудрина, обеспечить ослабление налогового бремени можно путем уменьшения взносов в Фонд обязательного медицинского страхования с 5,1% до 3,1%.
Предложения Кудрина вписываются в провозглашенную президентом Медведевым программу модернизации экономики. Если они будут приняты, то в 2011 г. может произойти реальное снижение налогового бремени на 0,6-07% ВВП. Однако шансы на реализацию инициативы министра финансов, которую частично поддерживает Минэкономики, не слишком велики. Прошлогодним решением премьера Путина Минфин и Минэкономики были фактически исключены из процесса формирования системы налогообложения в сфере социального обеспечения. Решающую роль в формировании налоговой политики в этой области играет Министерство здравоохранения и социального развития, а оно категорически против сокращений налогов. Там жестко придерживаются прежних установок и не намерены, в частности, снижать размер взноса в Фонд обязательного медицинского страхования.
Проблема компенсационных выплат бизнесу со стороны государства в случае увеличения страховых платежей в социальные фонды пока не решена. Точно так же завис в воздухе вопрос о снижении налога на добавленную стоимость. В докризисный период в верхах обсуждались планы его снижения с 18% до 14-16% и даже до 12 процентов. Однако, поскольку именно НДС считается главным источником поступлений в федеральный бюджет, то в условиях кризиса, из-за боязни дефицита бюджета, возобладало мнение о нецелесообразности его уменьшения. На сегодняшний день этот вопрос также, по сути дела, снят с повестки дня.
Таким образом, экономический кризис в России, хотя и привел к некоторому снижению налогов, тем не менее, не повлек за собой такого пересмотра налоговой системы, который реально обеспечил бы снижение налогового бремени на предпринимательство и способствовал бы выходу из кризиса и экономическому росту.

понедельник, 8 февраля 2010 г.

Что было на неделе (1-7 февраля)

К чему ведет политика перезагрузки

События последних дней показали, что объявленная в прошлом году администрацией Обамы политика перезагрузки отношений с Россией не только не приносит положительных результатов, но, напротив, создает новые проблемы для США и их союзников. Накануне традиционной международной конференции по вопросам безопасности в Мюнхене президент Медведев обнародовал новую военную доктрину России. В ней впервые за постсоветское время в числе основных внешних военных угроз прямо называются факторы, непосредственно связанные с интересами и политикой США, – расширение НАТО, развертывание систем противоракетной обороны, в том числе космического базирования, принятие на вооружение стратегических высокоточных неядерных систем.
Выступление российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в Мюнхене носило весьма острый характер. Россия резко отреагировала на решение Румынии разместить на своей территории американскую систему ПРО. Как заявил Лавров, «мы не понимаем как базы в Европе и, в частности, в Румынии могут укрепить нашу безопасность».
Москва явно не намерена ограничиваться только вербальным осуждением военной политики США и НАТО. В новой доктрине однозначно указывается на право России применять ядерное оружие первой. Еще более откровенные положения относительно роли и места ядерного оружия в российской военной политике, по существу предполагающие понижение ядерного порога, могут содержаться в одновременно утвержденных Медведевым секретных «Основах государственной политики в области ядерного сдерживания до 2020 г.»
Наступательный характер новой военной доктрины России заключается и в том, что, основываясь на опыте военных действий против Грузии в 2008 г., она закрепляет право России использовать свои вооруженные силы за пределами страны.
Вместе с тем, очевидно, что ресурсы, которыми располагает Россия для проведения в жизнь новой военной доктрины, довольно ограничены. В доктрине назван главный и практически единственный союзник России – Белоруссия, хотя отношения с ней в последнее время носят весьма противоречивый характер.
Едва ли можно считать случайным принятое на этой неделе Ираном решение о расширение программы обогащения урана. Тегеран явно пытается играть на противоречиях между Россией и странами Запада по широкому кругу вопросов в надежде, что эти расхождения не позволят им проводить эффективную политику санкций против его ядерной программы. Пока что именно это и происходит, несмотря на вроде бы широко разрекламированные «сигналы» со стороны Кремля о его готовности к таким санкциям.

Последствия выборов на Украине для России

Победителем второго раунда президентских выборов на Украине стал Виктор Янукович, считающийся промосковским политиком. Однако его победа вряд ли принесет Москве ожидаемые политические и экономические дивиденды.
Во-первых, перевес Януковича над Юлией Тимошенко весьма незначителен, и это, безусловно, даст мощный импульс всевозможным спекуляциям относительно фальсификации выборов. Возможны широкомасштабные акции протеста. В течение определенного периода на Украине сохранится высокая степень политической нестабильности, которая не очень выгодна Москве. Те силы, которые недовольны возвышением Януковича, непременно активизируют антироссийскую пропаганду, будут аппелировать к Западу за посредничеством и постараются убедить НАТО и Евросоюз в необходимости поддержки усилий по интеграции Украины в евроатлантические институты безопасности и сотрудничества с целью обеспечить стабильность ее экономического и политического развития.
Во-вторых, даже если Янукович закрепится в качестве президента, это отнюдь не означает, что на практике он будет проводить промосковскую линию. В вопросе о ценах на газ, импортируемый из России, он намерен требовать пересмотра тех соглашений, которые были подписаны с Москвой Юлией Тимошенко и, скорее, выгодны для России, чем для Украины.
В-третьих, следует учитывать, что экономической опорой Януковича являются украинские олигархи юга и востока страны, которые по ряду направлений остро конкурируют на мировых рынках товаров и собственности с крупным российским бизнесом. Янукович, безусловно, будет защищать интересы тех, кто помог ему прийти к власти. И это может стать дополнительным фактором осложнения отношений Киева с Москвой.
По целому ряду проблем, в решении которых в свою пользу заинтересована Москва, - сохранения баз Черноморского флота в Крыму, введения русского языка в качестве второго государственного на Украине – Янукович вряд ли пойдет на решительные уступки. Зато вызывающее недовольство Кремля продвижение Украины на Запад при нем, скорее всего, продолжится, хотя и небыстрыми темпами.

понедельник, 1 февраля 2010 г.

Что было на неделе (25-31 января)

К чему ведут акции оппозиции

Минувший уикенд ознаменовался целым рядом акций протеста против политики правительства в различных регионах страны, что не могло не встревожить российские власти. Эти акции носили разноплановый характер, но объединяло их недовольство населения положением в стране.
Митинг в Калининграде - на западной окраине России - был самым массовым за последние 20 лет (свыше 10 тыс. человек) и планировался как демонстрация протеста против повышения транспортного налога в области. Однако стихийно он приобрел и политическую направленность – выдвигались требования отставки премьера Путина и местного губернатора Георгия Бооса, а также звучали призывы к восстановлению института выборов руководителей регионов.
Митинг в центре Москвы изначально задумывался как чисто политическая акция. По традиции 31 числа каждого месяца оппозиция проводит митинг в защиту статьи 31 Конституции России, которая гарантирует свободу собраний. Московские власти под искусственным предлогом не разрешили проведение этой акции. Тем не менее, она состоялась. В ней приняло участие более 500 человек, включая видных лидеров оппозиции Бориса Немцова, Людмилу Алексееву и Льва Пономарева. Параллельно такие же акции прошли и в других районах Москвы и в других городах страны.
Несмотря на заверения властей, милиция, как и в прошлые разы, действовала жестко: более 100 человек из числа демонстрантов были задержаны и доставлены в отделения милиции.
Примечательно, что на всех упомянутых акциях оппозиции – и в Калининграде, и в Москве – преобладали антипутинские лозунги, тогда как в адрес Медведева практически не было выпадов. Это наводит на мысль о том, что оппозиция считает именно Путина и его окружение своими главными противниками и имеет определенные надежды на более либерального, по их мнению, Медведева. Однако в реальности эти надежды пока никак не материализуются.

Отношения России и НАТО

На прошлой неделе наметилось некоторое сближение России и НАТО на основе взаимного сотрудничества в Афганистане. В Брюсселе состоялось первое после августовской войны России и Грузии заседание на уровне начальников штабов ВС стран блока и России. Интерес НАТО к привлечению Москвы к решению афганской проблемы понятен: сил и средств альянса явно не хватает для нормализации обстановки в этой стране. Что касается России, то она обнаруживает серьезный экономический интерес к участию в афганском процессе. Речь идет о том, что Москва может начать на деньги НАТО восстановление в Афганистане около 150 объектов промышленности и инфраструктуры, построенных еще при Советском Союзе. При этом Россия намерена требовать для себя максимально благоприятные условия – получать все контракты без тендеров с обеспечением 100-процентного иностранного финансирования.
Судя по всему, эти запросы Москвы не вызывают энтузиазма в НАТО. Среди большинства стран альянса нет не только стремления усилить свой контингент в Афганистане, но и желания увеличить финансирование для афганского урегулирования. К примеру, в НАТО не слишком заинтересованы в оплате российских вертолетов для действий в Афганистане, которые Москвы готова поставить лишь на коммерческой основе.
Между Москвой и Брюсселем сохраняются разногласия и в отношении мер по борьбе с наркотрафиком, роли контролируемой Москвой Организации Договора о коллективной безопасности в афганском урегулировании. С немалыми трудностями сталкиваются и переговоры о транзите грузов НАТО в Афганистан через территорию России.
Все это говорит о том, что при существующей некоторой общности интересов России и НАТО в Афганистане цели, которые преследуют обе стороны в процессе афганского урегулирования, похоже, не совпадают. Это, безусловно, будет тормозить развитие сотрудничества, отрицательно сказываться на темпах и масштабах продвижения к миру и стабильности в Афганистане.