среда, 27 января 2010 г.

КОНТРОЛЬ НАД ВООРУЖЕНИЯМИ: АДМИНИСТРАЦИИ ОБАМЫ ТРЕБУЕТСЯ НОВАЯ СТРАТЕГИЯ

Сотрудник Центра внешнеполитических исследований им. Эллисонов Фонда «Наследие» О. Грэм напоминает, что в конце января в Москве побывали советник по национальной безопасности Дж. Джоунс, председатель Комитета начальников штабов адмирал М. Муллен и заместитель госсекретаря по контролю над вооружениями и проблемам международной безопасности Э. Таушер. Их целью было способствовать завершению переговоров о соглашении-преемнике Договора об ограничении стратегических вооружений (СНВ-1).
К сожалению, очевидно, что договор-преемник, заключение которого запоздало на два месяца, не сможет адекватно обеспечить проверку договоренностей, модернизацию ядерного оружия и потребности ПРО США и скомпрометирует национальную безопасность Соединенных Штатов. Спешка администрации Обамы с этим договором с целью продвижения к «нулю» (т.е. миру без ядерного оружия) наносит вред процессу контроля над вооружениями. Соединенным Штатам нужна другая стратегия.
Сейчас Соединенные Штаты оказались в неясной ситуации. Администрация Обамы не смогла завершить новый вариант договора об СНВ к установленному сроку - 5 декабря 2009 г. Это было вызвано чересчур амбициозными целями и нереалистичными сроками. Более практичным было бы сосредоточить переговоры на подписании протокола по проверке и транспарентности в дополнение к Договору о сокращении стратегических наступательных потенциалов 2002 г. (Московский договор), который остается в силе до 2012 г. Вместо этого администрация потратила первую половину прошлого года на переговоры о «взаимном понимании» в вопросе о сокращении стратегического арсенала каждой из сторон.
Перед истечением срока действия договора СНВ 5 декабря Москва и Вашингтон выступили с кратким заявлением, что для «поддержания стратегической стабильности» Соединенные Штаты и Российская Федерация обязуются «работать вместе в духе договора СНВ». Однако в связи с тем, что договор и его положения о контроле и транспарентности утратили силу, это обещание не имеет правого значения.
Нынешняя ситуация вызывает особое беспокойство с учетом конституционной роли сената США в одобрении международных договоров. Могут пройти долгие месяцы, прежде чем преемник старого договора будет ратифицирован. Например, на ратификацию договора СНВ 1991 г. в сенате ушло 429 дней. Любая попытка администрации США придерживаться отдельных положений договора будет означать действия, в отношении которых не существует юридических обязательств. Это также будет означать действия в обход сената США.
Концентрируясь на сокращении стратегического арсенала, США частично потеряли свои переговорные позиции в вопросе о проверке. Например, когда срок действия договора истек, Соединенным Штатам пришлось покинуть пост мониторинга российских вооружений и мест въезда и выезда на соответствующие военные промышленные предприятия в российском Воткинске. Согласившись покинуть этот пост, Соединенные Штаты не смогут осуществлять мониторинг производства российской дестабилизирующей мобильной МБР «RS-24» с боезарядами индивидуального наведения на цели. Из открытых источников известно, что к 2016 г. эта ракета станет основным вооружением российских стратегических сил.
Заместитель госсекретаря Таушер заявила, что Россия не согласилась с предложением США об обмене техническими данными об испытаниях наступательных ракет. Обмен подобной информацией по условиям договора СНВ способствовал укреплению доверия и понижал неуверенность относительно возможностей ядерного оружия другой стороны. После удаления американских наблюдателей с завода в Воткинске российская сторона, судя по всему, использует договор-преемник СНВ как средство кодификации более низких стандартов проверки.
Законодатели обеспокоены возможными уступками, которые прямо или косвенно могут быть связаны с новым договором. Кремлевские источники утверждают, будто Москва считает, что имеет преимущества на переговорах, так как договор-преемник более важен для Соединенных Штатов, чем для России. Судя по всему, спешка, с которой администрация Обамы стремится к «нулю», и ее уступки по инициированному президентом Бушем созданию позиционного района ПРО в Европе и исключению нестратегического оружия из нового договора, лишь усугубят такое впечатление. Действия Вашингтона лишь сделали переговорную позицию Москвы более агрессивной. Американские законодатели обеспокоены возможностью новых уступок со стороны Соединенных Штатов.

Ядерная модернизация

16 декабря 41 американский сенатор выразил озабоченность в своем письме, обещая препятствовать ратификации нового договора, если он не будет включать конкретные планы ядерной модернизации США, которая предусмотрена законом о расходах на национальную безопасность на 2010 финансовый год. В письме говорится: «Мы не верим, что дальнейшее сокращение вооружений отражает интересы национальной безопасности Соединенных Штатов в отсутствие значительной программы модернизации нашего ядерного оружия сдерживания». Большое число сенаторов, выступающих против уступок со стороны нынешней администрации, сомневается, действительно ли новый договор способен получить 67 голосов, необходимых для его ратификации.
Некоторые сторонники контроля над вооружениями утверждают, что у Соединенных Штатов имеется полноценная программа модернизации. Это утверждение ошибочно. Действительно, многие американцы, судя по всему, считают, что ядерный арсенал США находится в отличном состоянии и не является проблемой для национальной безопасности страны. К сожалению, правда в том, что ядерная инфраструктура Америки быстро устаревает и сильно ослаблена. Пентагон из последних сил пытается сохранить ее надежность и эффективность. Соединенные Штаты не производят нового ядерного оружия, а группировка МБР сокращается и не модернизируется. В противовес этому Россия и Китай осуществляют крупномасштабную модернизацию.
Российский премьер Владимир Путин в своих недавних заявлениях раскрыл, насколько серьезно Россия относится к модернизации ядерного оружия. Например, он увязал новый договор с противоракетной обороной и заявил, что Россия должна разрабатывать новое наступательное оружие, способное преодолеть американскую ПРО. Такое высказывание неудивительно в свете того, что при Путине Россия активно осуществляла модернизацию своего ядерного арсенала и повысила роль ядерного оружия в национальной стратегии и военной доктрине.
Российская военная доктрина предусматривает сильную приверженность модернизации ядерного оружия, более низкому порогу его применения, опоре на нанесение первого удара и развертыванию нескольких тысяч тактических ядерных вооружений, запрещенных предыдущими российско-американскими соглашениями. Важно также и то, что в основе этой доктрины - восприятие Соединенных Штатов и НАТО как главной угрозы для России. Более того, особую озабоченность вызывает готовность России к использованию ядерного оружия первой в локальных конфликтах. Об этом заявил секретарь Совета национальной безопасности России Николай Патрушев.
Опасность на нынешних переговорах состоит в том, что в новом договоре СНВ эти аспекты ядерного потенциала России не будут адекватно учтены, что фактически узаконит ее враждебную позицию в отношении США и их союзников.

Рекомендации в отношении договора-преемника СНВ

Для защиты интересов США администрация Обамы должна сделать следующее.
• Заставить Москву пересмотреть сущность своего ядерного потенциала, основанного на способности угрожать или устрашать Соединенные Штаты и их союзников, в принципиально более оборонительном направлении.
• Представить план модернизации ядерного комплекса США, который был бы достаточен для поддержания эффективного ядерного арсенала. Обеспечить адекватную проверку выполнения нового договора. Нет абсолютно никаких разумных оснований торопиться с подписанием договора, если механизмы контроля отойдут на второй план.

ПРЕВЕНТИВНЫЙ УДАР ИЗРАИЛЯ ПО ЯДЕРНЫМ ОБЪЕКТАМ ИРАНА: ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ США

Старший эксперт по ближневосточным делам Центра внешнеполитических исследований им. Эллисонов Института международных исследований им. Дэвисов Фонда «Наследие» Джеймс Филипс отмечает, что ядерные амбиции Ирана кажутся зловещими в свете его враждебной внешней политики и многолетней поддержки терроризма. Однако постоянные угрозы Ирана уничтожить государство Израиль, в то время как Тегеран разрабатывает самое опасное оружие в мире, создали еще более взрывоопасную ситуацию. Если дипломатические усилия разрядить обстановку не увенчаются успехом, может случиться так, что у Израиля не будет другого выбора, как нанести превентивный удар по иранским ядерным объектам.
Велика вероятность того, что Соединенные Штаты будут втянуты в ирано-израильский конфликт. Администрация Обамы уже сейчас должна начать планировать действия по отражению и минимизации дестабилизирующих последствий предполагаемого ответного удара со стороны Ирана.

Возможная международная реакция на израильский удар

Россия. Москва окажется в наибольшем выигрыше в случае ирано-израильской войны. Россия вложила много сил и средств в культивирование стратегического союза с Тегераном, который предоставил ей привлекательный рынок для экспорта ее ядерных, военных и других технологий и который является полезным союзником в ее борьбе против американского влияния. Россия также рассчитывает получить существенные экономические выгоды от резкого роста мировых цен на нефть в результате ирано-израильского военного кризиса, так как нефть - главная статья ее экспорта. Сотни российских ученых и специалистов работают в ядерном комплексе «Бушер» и могут оказаться случайными жертвами, если Израиль примет решение уничтожить этот объект. Если кто-либо из них погибнет, это будет для Москвы дополнительным стимулом настаивать на санкциях в отношении Израиля в Совете безопасности ООН.
Китай. Пекин, скорее всего, будет защищать свои растущие экономические, энергетические и геополитические инвестиции в Иран, твердо поддерживая своего союзника в Совете безопасности и требуя осуждения превентивного удара и санкций в отношении Израиля.
Арабские государства. Большинство арабских государств публично осудят израильский превентивный удар как новое свидетельство враждебности Израиля в отношении мусульманского мира. Однако большинство, за исключением иранского союзника Сирии, неофициально одобрят этот акт. Если даже он не сможет окончательно остановить приобретение Ираном ядерной бомбы, он поможет отвлечь Тегеран от угроз в отношении его малых соседей в арабском мире.
Европа. Большинство европейских стран, возможно, за исключением Великобритании и Франции, скорее всего, выступят с критикой Израиля за эту атаку. Многие страны Европы пострадают от негативных экономических последствий резкого скачка мировых цен на нефть.
Для смягчения угроз со стороны вооруженного ядерным оружием Ирана и защиты американских интересов Соединенные Штаты должны сделать следующее.
• Признать право Израиля на самооборону от враждебной исламистской диктатуры, которая угрожает также американским интересам и региональной стабильности. Вашингтон не должен стремиться удержать Израиль от действий, которые он считает необходимыми для отражения существующей угрозы. Соединенные Штаты не могут гарантировать, что в будущем Израиль не будет атакован ядерным Ираном. Поэтому они не должны обманывать доверие своего демократического союзника и связывать ему руки. Хотя вероятный израильский удар по ядерным объектам Ирана приведет к возрастанию рисков для интересов США на Среднем и Ближнем Востоке, эти риски будут незначительными по сравнению с угрозами со стороны вооруженного ядерной бомбой Ирана. Ядерный Иран не только будет значительно более страшной угрозой для Соединенных Штатов, Израиля и других союзников, но он сможет передать ядерное оружие одной из поддерживаемых им исламистских террористических организаций. Поддержка Тегераном террористических акций против Израиля, нападений боевиков на американские войска в Ираке и подрывные действия против умеренных арабских правительств будут, скорее всего, неуклонно возрастать, если Тегеран сочтет, что его ядерные возможности дают ему карт-бланш на безнаказанные действия. Более того, наличие ядерного оружия у Ирана побудит многие другие ближневосточные страны приобрести собственное ядерное оружие. Этот каскад ядерного распространения существенно повысит риски обмена ядерными ударами в будущем с участием какого-либо объединения ядерных держав Ближнего Востока, будет угрожать Израилю и другим союзникам США и увеличит опасность перебоев с поставками нефти, даже если Иран не будет замешан в будущем кризисе.
• Готовиться к войне с Ираном. Исходя из того, что Соединенные Штаты и так наверняка подвергнутся нападению со стороны Ирана вследствие израильского удара, представляется логичным присоединиться к Израилю в его превентивной войне против Ирана. Однако крайне маловероятно, что администрация Обамы последует этим курсом. Тем не менее, администрация должна быть готова отреагировать на любые атаки Ирана. Она должна подготовить план на случай чрезвычайной ситуации и развернуть достаточно сил для защиты войск и посольств США на Ближнем Востоке, союзников, нефтяных объектов и маршрутов нефтяных танкеров в Персидском заливе и осуществить нацеливание для систематического уничтожения иранских баллистических ракет, ВМС, ВВС и сил Корпуса стражей исламской революции. В случае конфликта следует беспощадно уничтожить иранские ядерные объекты так, чтобы стереть с лица земли все известные ядерные установки. Возможно, подготовка к такой войне наряду с пониманием того, что Вашингтон не станет сдерживать Израиль, позволят более трезвомыслящим деятелям в Тегеране взять верх до того, как Израиль будет вынужден действовать для собственной защиты.
• Развернуть ПРО для защиты Израиля и других союзников США от иранских ракетных ударов. Пентагон уже развернул современную РЛС для поддержки различных американских и израильских ракет-перехватчиков ПРО. Израиль уже принял на вооружение системы ракет-перехватчиков типа «Эрроу» и «Патриот ПАК-3». Кроме того, Соединенные Штаты должны быть готовы развернуть или перебросить в Израиль систему высотной обороны театра военных действий, а также морские и наземные версии ракет-перехватчиков «SМ-3». Было бы особенно полезным дислоцировать боевые корабли типа «Иджис» ВМС США у берегов Израиля и других союзников США, находящихся под угрозой, для отражения возможного удара баллистическими ракетами.
• Соединенные Штаты также должны чаще проводить военные учения ПРО с Израилем и другими союзниками. Например, в недавних совместных учениях по противоракетной обороне под названием «Джунипер кобра», которые США провели с Израилем в октябре-ноябре 2009 г., приняли участие до 2 тыс. военнослужащих и около 17 боевых кораблей США, имитировавших оборону от ударов баллистическими ракетами по Израилю со всех направлений. Важнейший аспект учений заключался в том, что американские и израильские военные получили практический опыт использования интегрированной системы командования и управления для защиты Израиля от удара баллистическими ракетами. Этот опыт необходим для поддержания эффективной всеобъемлющей системы ПРО.
Соединенным Штатам и Израилю все еще необходимо отслеживать возникновение более сложных ракетных угроз, которые могут включать контрмеры с целью дезориентировать или подавить существующие или ожидаемые в ближайшее время системы ПРО. Поэтому Израиль должен попросить США разработать и осуществить развертывание ракеты-перехватчика ПРО космического базирования для обороны собственной территории и союзников США. Такие системы космического базирования будут ориентированы на угрозы со стороны этих контрмер, так как будут эффективно уничтожать баллистические ракеты на разгонном участке траектории. Однако Соединенные Штаты не проводили разработку вариантов космического базирования ПРО с начала 1990-х гг. Администрация Обамы не продемонстрировала приверженность действиям на этом направлении. Соединенным Штатам необходимо развивать эти технологии, а Израиль должен побуждать их к этому.
Администрация Обамы также должна предложить развертывание систем ПРО наземного и морского базирования в регионе Персидского залива и проводить учения по противоракетной обороне в этом районе вместе со странами-участницами Совета сотрудничества государств Персидского залива, сформированного в 1981 г. Бахрейном, Кувейтом, Оманом, Катаром, Саудовской Аравией и ОАЭ для обеспечения коллективной обороны от Ирана и других угроз.
План ПРО третьего позиционного района администрации Буша для Европы, возможно, мог бы предоставить некоторую дополнительную защиту европейским союзникам и Соединенным Штатам от угроз иранского ракетного удара к середине следующего десятилетия. Администрация Обамы отказалась от этой системы, намереваясь заменить запланированные системы наземного базирования третьего позиционного района на морские и наземные варианты ракеты «SМ-3». Для формирования более прочной обороны и то, и другое следует создавать в тандеме. Сдача администрацией Обамы позиций по вопросу о ПРО в Европе стала сигналом о том, что внешнеполитическое давление, в данном случае, со стороны России, может заставить США отказаться от оборонительных обязательств в отношении их друзей и союзников. Это вряд ли утешительный сигнал для взрывоопасного Ближнего и Среднего Востока.
• Наращивать сдерживание в отношении ударов со стороны Ирана. С целью сдерживания Ирана от осуществления его угроз нанести удары по американским объектам в ответ на превентивную атаку со стороны Израиля администрация Обамы должна заблаговременно дать ясно понять Тегерану, что подобные удары еще больше осложнят положение иранского режима. В связи с тем, что главным приоритетом исламистской диктатуры является сохранение своего доминирующего положения в стране, Вашингтон должен в частном порядке предостеречь верховного лидера Ирана, что если режим Ахмадинеджада нанесет удары по американским объектам, то Соединенные Штаты в ответ нанесут сокрушительные удары не только по военным и ядерным объектам Ирана, но и по иранским лидерам и институтам, которые помогают им удерживать власть, в частности, по Корпусу стражей исламской революции, разведслужбам и силам внутренней безопасности.
• Смягчить последствия вероятного нефтяного кризиса, спровоцированного Ираном. Иран угрожает блокированием танкерного судоходства через Ормузский пролив в случае возникновения кризиса. Это ставит под угрозу транспортировку приблизительно 16-17 миллионов баррелей нефти в сутки или около 20 процентов мирового потребления нефти. Такой сбой приведет к резкому и беспрецедентному взлету цен на нефть и подвергнет глобальную экономику мощному нефтяному шоку. Иран также может нанести удар с воздуха и моря, осуществить рейды коммандос в Персидском заливе с целью дальнейшей дестабилизации мировых нефтяных рынков. Соединенные Штаты и их союзники должны быть готовы немедленно приступить к действиям по защите от этих ударов, ремонтировать поврежденные нефтепроводы и другие нефтяные объекты, и упростить производство и транспортировку альтернативных источников энергии для паникующих потребителей нефти. Вашингтон должен мобилизовать и возглавить коалицию стран-участниц НАТО, Совета сотрудничества стран Персидского залива, Японии, Австралии, Индии и других заинтересованных стран для развертывания военно-морских и военно-воздушных сил с целью предотвратить блокирование Ормузского пролива и как можно скорее минимизировать экономические последствия нефтяного кризиса.
Вашингтон также должен предупредить Иран, что если тот предпримет действия по дестабилизации добычи арабской нефти в Персидском заливе или атакует американские цели, Соединенные Штаты введут военно-морскую блокаду иранской нефти. Доведение этой информации заранее позволит сдержать Иран, так как потеря доходов от продажи нефти станет для режима Ахмадинеджада тяжелейшим ударом, который поставит под угрозу его существование.
• Блокировать продажу оружия Ирану. Вашингтон и его союзники должны сделать все возможное, чтобы предотвратить поставки в Иран вооружений из-за рубежа, в частности, предстоящую продажу российских зенитных ракет «S-300», так как они могут спровоцировать Израиль на более ранний удар. Следует также предпринять энергичные многосторонние усилия, чтобы помешать передаче Ираном оружия «Хизболле» и палестинским террористическим организациям, которые представляют угрозу не только для Израиля, но и для стабильности в Ливане, Египте и Иордании. Соединенные Штаты должны оказывать давление на других союзников, чтобы те активнее содействовали израильским усилиям по перехвату потоков оружия из Ирана, в частности, для «Хизболлы» и «Хамаса».
• Налагать вето на любые резолюции Совета безопасности, не признающие наличия провокаций со стороны Ирана и открытого игнорирования им резолюций ООН. Соединенные Штаты должны использовать право вето в отношении любой резолюции на заседаниях Совета безопасности ООН, которая осуждает Израиль, не осуждая при этом давнюю историю угроз и содействия терроризму со стороны Ирана. Иранский радикальный режим сам обрек себя на эту войну. Режим Ахмадинеджада неоднократно нагнетал напряженность в отношениях с Тель-Авивом, угрожая «стереть Израиль с лица земли», а также извергал непрерывный поток других угроз, равносильных подстрекательству к геноциду. Ахмадинеджад, отрицая Холокост и при этом создавая оружие для нового холокоста, вел себя неоправданно провокационно. Израиль со своим неофициальным девизом «Никогда больше» чувствителен к подобной агрессивной риторике, особенно когда она подкреплена конкретными сигналами, что Тегеран разрабатывает ядерный потенциал и ракеты для его доставки. Вашингтон должен указать тем членам Совета безопасности, которые критически относятся к его вето, что слабая и неэффективная реакция ООН на ядерную программу Ирана помогает сеять семена ирано-израильской войны.

Заключение

Администрация Обамы должна разработать план «Б» с целью уменьшить нежелательные последствия, если ее политика вовлечения не позволит убедить Иран отказаться от продолжения его нынешнего ядерного курса. Тегеран должен понять, что союзники и друзья Америки, в особенности, Израиль, будут защищать собственные интересы. Как бы ни были плохи последствия вероятного превентивного удара против Ирана со стороны Израиля, будет гораздо хуже, если оба государства окажутся вовлеченными в ядерную войну или если Соединенные Штаты будут вынуждены вести войну против ядерного Ирана.

понедельник, 25 января 2010 г.

Что было на неделе (18-24 января)

Как Москва будет управлять Северным Кавказом

В последнее время в Кремле весьма озабочены развитием ситуации на Северном Кавказе. Волна терроризма не только не спадает, но и имеет тенденцию к нарастанию. Всепроникающий характер коррупции в этом регионе вынужден был признать в своем послании и сам президент Дмитрий Медведев. Действительно, давно назрела необходимость решений, которые позволили бы стабилизировать обстановку в регионе.
На прошлой неделе президент Медведев, наконец, объявил о своих решениях. Образован новый федеральный округ – Северокавказский, который выделен из крупного Южного федерального округа. Его руководителем в качестве полномочного представителя президента назначен бывший губернатор Красноярского края Александр Хлопонин, который одновременно назначен и вице-премьером. Таким образом, Хлопонин оказывается в двойном подчинении – и у президента Медведева, и у премьер-министра Путина. Считается, что это поможет ему сконцентрировать в своих руках большие полномочия и эффективно использовать свой опыт экономического и политического менеджера. Так ли это?
Как обычно бывает в России, решения по Северному Кавказу носят чисто бюрократический характер. Они базируются на распространенной среди чиновников всех стран и уровней иллюзии, будто образование новой структуры и назначение нового руководителя поможет снять все проблемы. Однако такой близорукий подход вряд ли даст плодотворные результаты. По уровню экономического развития, по своей социальной и политической структуре, историческим и культурным традициям республики Северного Кавказа чрезвычайно далеки от остальной России. Общепринятые рецепты, которые используются в других регионах, здесь не работают.
Образование нового института с Хлопониным во главе наводит на мысль о том, что Кремль фактически вводит прямое управление регионом из Москвы в ущерб правам национальных республик как субъектов федерации. Это вряд ли вызовет позитивную реакцию у местных руководителей, которые традиционно имеют высокую степень самостоятельности, особенно у полновластного главы Чечни Рамзана Кадырова. Ведь до сих пор считалось, что такой пост может занять именно он. Поэтому вряд ли можно ожидать, что новые структурные образования в управлении Северного Кавказа снимут существующую напряженность и приведут к политической стабильности в регионе.
Что касается роста экономического благосостояния, с которым особенно связывают назначение Хлопонина, то и здесь перспективы не слишком обнадеживающие. В Москве делают расчет на то, что Хлопонин, будучи весьма богатым человеком в результате работы в крупных коммерческих структурах, не будет подвержен коррупции и сможет жестко проводить антикоррупционную политику в своей зоне ответственности. Однако нельзя не учитывать, что Хлопонин приходит в такую среду, где коррупционные связи уже носят устоявшийся характер, сложились, как минимум, в течение последних двух десятилетий и замыкаются не только на местных руководителей, но и на высокопоставленных чиновников в Москве. Вызывает большие сомнения, что Хлопонин как новичок в регионе сможет сломать этот разветвленный механизм и создать иную, свободную от коррупции экономическую систему. Его опыт реализации социально-экономических проектов в Сибири едва ли будет применим на Кавказе.
Северный Кавказ – не единственная «головная боль» для Кремля. Ситуация в других республиках с этнически нерусским населением тоже начинает вызывать беспокойство. Не случайна в этом плане неожиданная отставка президента Татарстана Минтимера Шаймиева, которую он официально преподносит как добровольную. Шаймиев более 20 лет руководил Татарстаном и фактически является негласным дуайеном среди лидеров республик, входящих в состав России. Он далеко не во всем соглашался с Кремлем и нередко подвергал критике решения Москвы. Так, например, в середине 1990-х гг. в ходе чеченской войны Татарстан отказался отправлять призывников из республики для ведения боевых действий против «мусульманских братьев».
Судя по всему, выстроенная Шаймиевым собственная вертикаль власти в Татарстане не очень устраивала Кремль, который стремится к единообразию такой вертикали на базе собственных принципов и интересов. В любом случае новый руководитель (им станет нынешний премьер-министр республики Рустам Минниханов) не будет такой авторитетной и самостоятельной политической фигурой, как Шаймиев, и будет вынужден действовать с оглядкой на Кремль. Тем самым, как надеются в Москве, полная интеграция Татарстана в кремлевскую вертикаль власти будет обеспечена.

вторник, 19 января 2010 г.

"ИНДЕКС ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СВОБОДЫ" 2010 ГОДА

Вышло в свет очередное, 16-е по счету ежегодное издание «Индекса экономической свободы». Оно подготовлено коллективом авторов Фонда «Наследие» и газеты «Уолл-стрит джорнэл» и ранжирует 179 стран мира по степени экономической свободы. Она измеряется по десяти основным категориям: свободе бизнеса, свободе торговли, фискальной свободе, государственным расходам, свободе денежных отношений, свободе инвестиций, финансовой свободе, правам собственности, свободе от коррупции и свободе трудовых отношений. Из оценки в каждой категории выводится средняя общая оценка страны. 20 января в Гонконге прошла торжественная презентация этого издания.
Нынешний «Индекс» содержит, в частности, следующие выводы.
1. Четыре страны Азиатско-тихоокеанского региона продолжают лидировать в мире по степени экономической свободы. Гонконг уже 16 лет занимает первое место. За ним следует Сингапур. У Австралии третье, а у Новой Зеландии четвертое место. Они укрепили свое положение в верхушке рейтинга. Из первой семерки выпали США. Теперь, по оценке авторов "Индекса", Соединенные Штаты - не полностью свободная, а лишь "преимущественно свободная" экономика.
В каждом регионе мира есть, по меньшей мере, одна страна, входящая в первую двадцатку наиболее свободных стран. Однако внутри этой группы произошли заметные перемещения. Исландия скатилась в ее конец, а Швейцария, напротив, поднялась на три позиции вверх и вошла в "семерку свободных".
В первой двадцатке – в основном, европейские государства, шесть из АТР и две из Северной Америки. Знаменательный прогресс достигнут Маврикием (12-е место в мире).
2. В «Индексе» 2010 г. снова подтверждена позитивная взаимосвязь экономической свободы и процветания. ВВП на душу населения значительно выше в странах со свободной экономикой. Эта позитивная взаимосвязь существует на всех уровнях экономической свободы, но становится особенно очевидной по мере роста экономической свободы.
3. Экономическая свобода улучшает общее качество жизни, обеспечивает политический и социальный прогресс, поддерживает защиту окружающей среды. «Индекс-2010» предоставляет убедительные свидетельства, что экономическая свобода оказывает далеко идущее позитивное воздействие на различные аспекты человеческого развития. Она коррелирует с уменьшением нищеты, другими полезными социальными индикаторами, демократическим правлением и экологической устойчивостью.
В связи с текущим экономическим кризисом авторы «Индекса» приходят к следующим предварительным выводам.
1. Страны мира резко различаются по характеру реакции на глобальный кризис. Многие продолжили линию на поддержание экономической свободы, а другие – нет. К сожалению, атаки на свободный рынок, спровоцированные экономической рецессией и политическими призывами к государственному вмешательству, приобрели в отдельных странах мощный импульс с далеко идущими последствиями. Половина крупных экономик мира в определенной степени урезала экономическую свободу путем различных интервенционистских мер. Однако для долгосрочного прогресса экономической свободы более важно, что другая половина высокоразвитых стран этого не сделала.
2. В результате возросшего государственного вмешательства в ряде стран в экономическую деятельность всеобщее продвижение к экономической свободе прервалось. Средний балл экономической свободы в 2010 г. составляет 59,4, что на 0,1 пункта ниже, чем в 2009 году.
3. Увеличение государственных расходов не улучшило положение в условиях экономического кризиса. В свете глобальной финансовой и экономической бури многие развитые экономики увеличили государственное финансирование для стимулирования роста и занятости. Имеющиеся данные показывают, что эти расходы не сработали.


РОССИЯ

Оценка российской экономической свободы составляет 50,3 пункта, Россия занимает в мировом рейтинге 143-е место. Ее показатель на 0,5 пункта ниже, чем в прошлом году и отражает ухудшение по шести из десяти критериев экономической свободы. В европейском рейтинге у России по-прежнему 41-е место из 43. Ее общая оценка ниже среднего мирового уровня.
Россия опережает мировой уровень только по степени фискальной свободы, частично благодаря сокращению ставки корпоративного налога. Экономический рост в последние 5 лет составлял свыше 6 процентов в год, но сверхзависимость от нефти и газа увеличивает риск внезапной утраты конкурентоспособности.
Вмешательство государства в экономическую деятельность остается значительным. Нетарифные барьеры существенно увеличивают торговые затраты, стабильность финансовой системы слаба, а цены сильно контролируются и определяются государством. Иностранное инвестирование сдерживается бюрократической непоследовательностью, коррупцией, ограничениями в таких привлекательных секторах экономики, как энергоносители. Коррупция ослабляет верховенство закона и усиливает хрупкость прав собственности.


Десять индикаторов экономической свободы в России
(оценка по 100-балльной шкале)

Свобода бизнеса 52,2 ▼
Свобода торговли 68,4 ▲
Фискальная свобода 82.3 ▲
Государственные расходы 66,5 ▼
Свобода денежных отношений – 62,6 ▼
Свобода инвестиций 25,0 ▼
Финансовая свобода 40,0 -
Права собственности 25,0 -
Свобода от коррупции 21,0 ▼
Свобода трудовых отношений 59,6 ▼


Свобода бизнеса - 52,2

Совокупная свобода начать, вести и закрыть бизнес ограничена российской регулирующей средой. Бюрократические препоны являются особой проблемой для малого бизнеса. Получение лицензии требует больших усилий, чем в среднем в мире (18 процедур и 218 дней). Процедура банкротства может быть продолжительной и сложной.


Свобода торговли – 68,4

В 2008 г. средневзвешенная тарифная ставка в России составляла 5,8 процентов. Запретительные тарифы, запреты для доступа на рынок услуг, импортные и экспортные ограничения, дискриминационные налоги, сборы и пошлины на импорт и экспорт, нетранспарентные правила и нормы, дискриминационные правила лицензирования, регистрации и сертификации, сложная и нетранспарентная таможенная оценка, неэффективное и произвольное таможенное администрирование, субсидии, коррупция и слабая правоприменительная практика в сфере защиты интеллектуальной собственности увеличивают издержки торговли. Из-за нетарифных барьеров оценка свободы торговли в России уменьшена на 20 пунктов.

Фискальная свобода – 82,3

В России относительно низкие налоги. Ставка плоского подоходного налога – 13 процентов, а высшая ставка корпоративного налога уменьшена с 1 января 2009 г. с 24 до 20 процентов. Другие налоги – НДС и региональный налог на имущество. Совокупные налоговые поступления составили 34,6 процентов ВВП.

Государственные расходы – 66,5

Совокупные государственные расходы России, включая потребление и трансферты, умеренные. Они составили 33,4 процента ВВП. Государство сохраняет прочное присутствие в таких ключевых секторах, как энергетика и горнодобывающая промышленность.

Свобода денежных отношений – 62,6

В России высокая инфляция. В 2006-2008 гг. она составляла в среднем 12,5 процентов. Государство оказывает влияние на цены через регулирование, крупные субсидии и многочисленные государственные компании и предприятия ЖКХ. Из-за политики, искажающей внутренние цены, оценка снижена на 15 пунктов.

Свобода инвестиций – 25

Закон об инвестициях 1999 г. кодифицирует принцип равенства внутренних и иностранных инвесторов. Однако федеральный закон может устанавливать ограничения по соображениям защиты Конституции, общественной нравственности и здоровья, прав и законных интересов других лиц, обороны государства.
Таким образом, большое число нечетко определенных исключений дает российскому правительству значительные возможности для запрещения или ограничения иностранных инвестиций. Другие ограничения для инвестиций включают непоследовательное и обременительное госрегулирование, ненадежное исполнение контрактов, неадекватную инфраструктуру и финансовые возможности, коррупцию.

Финансовая свобода – 40

Российский финансовый сектор не полностью развит и подвержен влиянию государства. Контроль над ним и его транспарентность недостаточны, хотя в 2006 г. регулирование улучшилось. В России зарегистрировано свыше 1000 банков, но большинство из них мелкие, с малым капиталом. Однако консолидация банковской системы продолжается. В банковском секторе доминируют два находящихся в государственной собственности банка, контролирующие 30 процентов активов. Рынки капиталов относительно малы, но растут. На них доминируют нефтегазовые компании.




Права собственности – 25

Права собственности защищены слабо. Судебная система непредсказуема, коррумпирована и не способна разбирать технически сложные дела. Контракты выполняются с трудом, и застарелая неприязнь к ним по-прежнему препятствует интеграции России в западную систему. Ипотечное кредитование находится на начальной стадии. Серьезной проблемой остается нарушение прав интеллектуальной собственности.

Свобода от коррупции – 21

Коррупция широко распространена. В «Индексе восприятия коррупции» 2008 г., изданном «Транспэренси интернэшнл», Россия занимает 147-е место из 179. Коррупция по-прежнему носит повсеместный характер, как по числу случаев, так и по размерам взяток. Новое антикоррупционное законодательство обязывает госслужащих и членов их семей декларировать свои доходы и имущество.

Свобода трудовых отношений – 59,6

В России довольно жесткие правила трудового регулирования. Внезарплатная стоимость найма рабочего довольно высока, а увольнение затруднительно. Сохраняется жесткое регулирование продолжительности рабочего дня.

Более подробно с "Индексом экономической свободы" 2010 года можно ознакомиться на сайте heritage.org/index/

понедельник, 18 января 2010 г.

Что было на неделе (11-17 января)

Государственное регулирование против алкоголизма: позитивных результатов не будет

В последнее время российские лидеры – и президент Дмитрий Медведев, и премьер Владимир Путин – открыто признают алкоголизм в России как национальную катастрофу. Число умерших только от потребления фальшивого низкокачественного алкоголя составляет свыше 35 тыс. человек в год. А общие потери с точки зрения экономики и здоровья нации вообще не поддаются оценке.
Разрабатываются новые меры по борьбе с алкоголизмом. Однако они чрезвычайно похожи на прежние программы и мероприятия, которые осуществлялись еще в советские времена при Брежневе, Андропове и Горбачеве и не принесли каких-либо ощутимых положительных результатов. Вновь, как и в прошлые годы, правительство встает на путь государственного регулирования цен на водку и постепенно ведет дело к восстановлению государственной монополии на производство алкогольной продукции.
С 1 января в законодательном порядке введена минимальная цена на бутылку водки объемом в 0,5 литра в размере 89 рублей (около 3 долларов). Считается, что повышение минимальной цены в полтора раза поможет устранить низкокачественную водку с рынка и повысить качество продукта, предлагаемого потребителю. Предполагается также, что повышение цены приведет к сокращению потребления водки.
Как показывает российский опыт, все надежды, связанные с усилением государственного регулирования производства и продажи ликероводочных изделий, неоправданны. Напротив, с увеличением маржи между высокой продажной ценой и низкой себестоимостью поддельной водки у ритейлеров будет гораздо больше стимулов торговать именно низкосортным продуктом и получать большую прибыль.
В условиях экономического кризиса в России потребление водки и так снизилось. Однако оно в большей мере затронуло высококачественные бренды и лишь в малой степени коснулось дешевых сортов. Из-за роста цен на сырье и снижения потребительского спроса ведущим производителям стало невыгодно производить, а ритейлерам продавать высококачественную и дорогостоящую продукцию. Произошла депремиумизация водочного рынка с серьезным перераспределением лидерства среди корпораций. Наверх поднялись те из них, как, например, «Русский алкоголь» и «Синергия», которые вовремя переориентировали производство именно на дешевые сорта.
Эта ситуация объективно отражала работу рыночных механизмов. Однако нынешнее вмешательство государства, устанавливающее фиксированную планку цен, нарушает правила свободной конкуренции. Более того, оно фактически поощряет рост алкоголизма за счет иных, внерыночных источников.
Так, следует полагать, что существенно увеличится производство нелегальной водки, доля которой в общем объеме производства и так уже оценивается в 40 процентов. Если в крупных городах существующие системы контроля в рамках государственной структуры «Росалкоголь» еще позволяют сдерживать проникновение нелегальной водки в крупные розничные сети, то на периферии таких сдержек фактически не существует. А именно там имеет место наибольшее распространение алкоголизма.
Расчет правительства на то, что более высокие цены будут сдерживать потребление водки, также неоправданны. Весь предыдущий опыт советской истории убедительно демонстрирует, что повышение цен незначительно сказывалось на продаже водочных изделий, зато наносило удар по семейному бюджету и потреблению других продуктов, имеющих важнейшее значение для населения.
Кроме того, как и в прошлом, повышение официальной цены на водку повлечет за собой рост потребления различных суррогатов, прежде всего, спиртосодержащих лекарственных препаратов, открыто продающихся в городских аптеках. А в сельской местности вполне реально увеличение объемов самогоноварения.
Таким образом, принимаемые российским правительством меры по борьбе с алкоголизмом носят, скорее, декларативный характер и не принесут реальных результатов. Возможно, манипулируя статистикой, официальные лица и смогут доказать, что потребление алкоголя в стране сократилось. Но на самом деле это будет относиться к верхушке айсберга и не затронет огромный пласт нелегального производства и потребления алкоголя в стране.

вторник, 12 января 2010 г.

Бюллетень Фонда "Наследие" №12 (116)

«СОЦИАЛЬНО ОТВЕТСТВЕННЫЕ КОРПОРАЦИИ»: ЧЬИМ БОГАТСТВОМ ОНИ РАЗБРАСЫВАЮТСЯ?

Эксперт по проблемам экономической свободы и роста Центра исследований международной торговли и экономики Фонда «Наследие» Дж. Робертс замечает, что во всех ведущих международных компаниях сейчас в большой моде департаменты социальной ответственности корпораций (СОК). Чем же они занимаются? В Азии, Африке, Латинской Америке и других странах мира крупные корпорации часто хвастаются своими проектами по улучшению благосостояния населения. Эти высказывания вызывают вопрос: если они получают большие деньги, почему бы не реинвестировать их для расширения бизнеса или не вернуть их потребителям в виде более низких цен или акционерам в виде дивидендов?
В странах с переходной экономикой, где слабы государственные институты, крупные корпорации используют СОК для получения благоприятствования со стороны местных политиков. Для многих руководителей корпораций в развивающемся мире СОК – это всего лишь способ продвигать свой брэнд и защитить компанию от критики со стороны левых.
В любом случае, реальность состоит в том, что действия в рамках СОК – это только наиболее видимые признаки нарастающей и тревожной тенденции к созданию «частно-государственных партнерств», цель которых – трансформировать капитализм свободного рынка в разновидность корпоративного социализма. По сути, есть опасность, что эти крупные корпорации станут транснациональными, квази-государственными структурами и инструментами осуществления государственной политики. Средства, которые они инвестируют в проекты СОК – это функциональный эквивалент налогов на покупателей. Избиратели не имеют влияния на этот процесс.

СОК: капиталисты, подрывающие капитализм

Широкие задачи СОК отлично изложены на сайте корпорации «Уолмарт», которая является ярким примером американского предпринимательского успеха. Эта компания навязывает 100 тысячам своих поставщиков «индекс устойчивости», утверждая, что он позволяет ей удовлетворять 100 процентов своих потребностей за счет возобновляемой энергии при нулевых отходах и продавать «устойчивые» продукты.
Самая первая категория «индекса устойчивости» - это «Энергия и климат». Она требует от поставщиков «Уолмарта» представлять отчеты об их выбросах парниковых газов для «Проекта раскрытия информации об углеродных выбросах». Судя по всему, руководство «Уолмарта» всерьез воспринимает страшные предостережения экологических алармистов о выбросах СО2, хотя с 1997 г., несмотря на возрастание этих выбросов, глобального потепления практически не наблюдается.
«Уолмарт» игнорирует оценки Фонда «Наследие», что законопроект Уоксмана-Марки об ограничении и торговле квотами на выбросы, который в настоящее время находится на рассмотрении конгресса, приведет к снижению ВВП США на 393 млрд. долларов ежегодно и при этом будет обходиться американской семье из четырех человек почти в 3 тыс. долларов в год. То есть потенциальные покупатели «Уолмарта» потеряют 3 тыс. долларов. Возможно, руководство этой торговой сети верит в то, что цена пиара в отношении «зеленого» имиджа компании перевесит сокращение ее потенциального рынка.

Что скрывается за «честной торговлей»

В 1970-х гг. Международный союз работников производства женской одежды создал запоминающуюся рекламную песенку, призывавшую потребителей «искать на одежде этикетку профсоюза». Эквивалентом этой песенки ХХI века является этикетка «честная торговля». Теперь «Уолмарт», «Старбакс» и многие другие американские розничные сети гордятся тем, что продают товары, например, бананы и кофе, соответствующие социально и экологически ответственной честной торговле. Однако кто решает, какие торговые предприятия честные? «Уолмарт» предоставляет право этого решения неправительственной организации «ТрансФэр США», которая называет себя «единственным независимым арбитром-удостоверителем продуктов «честной торговли» в США и одним из 20 членов Интернационала организаций, маркирующих товары честной торговли».
За этим «Интернационалом» стоят традиционно подозрительные организации: крайне левые, группы антиглобалистов и международные профсоюзные движения. Дальнейшее расследование показывает, что «честная торговля» - это ни что иное как неприкрытый протекционизм, который маскируется «гуманитарными озабоченностями». Деятельность профсоюзов, связанных с «честной торговлей», не отличается транспарентностью.

Отход от главной задачи

Усилия по повышению энергетической эффективности, сокращению отходов и снижению расходов на упаковку можно только приветствовать. Однако бывший министр труда США, ныне эксперт Фонда «Наследие» Элен Чао отмечает, что левые используют решения акционеров для запугивания корпоративных менеджеров с тем, чтобы они приняли более экстремальные стандарты СОК – за счет акционеров.
Действительно, СОК не всегда является благом для прибыльности корпораций, как обещают ее промоутеры. Преподаватель университета Беркли Д. Фогель сообщает, что «Старбакс» и другие известные компании (например, «Ливайc», «Гэп», «Хоул фудс», «Тимберленд» и «Би-Пи») не были в последнее время так же успешны в финансовом плане, как другие, более эффективно управляемые фирмы, например, «Эксон-мобил». Эта компания концентрируется на оптимальных результатах деятельности по выполнению своей основной задачи вместо того, чтобы добиваться известности с помощью СОК.
«Старбакс» и «Уолмарт» должны обеспечивать большую транспарентность в отношении затрат на филантропические проекты, предоставляя больше деталей о ценах на свою продукцию в увязке с СОК, с тем чтобы потребители могли наглядно видеть, какие суммы добавляются к стоимости товара для субсидирования профсоюзов и финансирования искажающих цену договоров с производителями. Тогда они смогут принять для себя решение, стоит ли покупать эти товары.
Б. Эткинс из журнала «Форбс» предлагает хорошую иллюстрацию этого момента. Проверить рынок на социальную ответственность корпораций легко. «Эппл компьютерс» могла бы продавать, к примеру, один iPod за 99 долларов, а другой – за 125 долларов. При этом она могла бы объявить, что дополнительные 26 долларов от цены более дорогого изделия будут израсходованы на такие социальные сферы, как образование, охрану окружающей среды и т.п. Это позволило бы ясно и честно объяснить, как расходуются деньги акционеров, и предоставило бы рынку решать проблему. Если потребители готовы платить дополнительно 26 долларов, голосуя своими кошельками за дело, в которое они верят, это их право.
Вместо того чтобы добиваться пиаровских целей через СОК, корпорациям лучше концентрироваться на своих главных целях – предоставлять потребителям высококачественные товары и услуги по самой лучшей цене и одновременно получать хороший доход для своих акционеров – а уже потом сообщать миру о вытекающих из этого положительных результатах. Хорошей ролевой моделью такого подхода служит «Майкрософт», который всеми силами боролся за прибыль и долю рынка. Позже Б. Гейтс решил распределить часть своего немалого богатства через свой фонд. Однако это было его собственное, честно заработанное состояние, а не невыплаченные корпоративные дивиденды.

Направление дальнейших действий

Компании должны продолжать концентрироваться на своей главной задаче: увеличении прибылей и предоставлении справедливого вознаграждения акционерам. Деятельность по СОК должна быть более транспарентной. Корпорациям стоит добровольно принять нормы раскрытия информации аналогично тем, которые используются при маркировке пищевых продуктов. Цены на товары должны указываться с разбивкой по пунктам для того, чтобы показать потребителям, насколько выше мировой цены они платят за субсидирование деятельности по СОК. Корпорации должны настаивать, чтобы организации «честной торговли» также публиковали проверенную отчетность о своей деятельности. Кроме того:
• Потребителей необходимо лучше информировать об истинных затратах и выгодах СОК.
• Акционеры должны призвать к ответственности советы директоров и требовать прозрачной отчетности о деятельности СОК.
• Политики должны прекратить использование СОК для того, чтобы уходить от принятия жестких бюджетных решений. Они должны финансировать ключевые государственные службы при помощи нормальных транспарентных процессов налогообложения, а не посредством выкручивания рук своим партнерам по корпорации.


ЛИССАБОНСКИЙ ДОГОВОР: ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ БУДУЩИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ЕВРОСОЮЗОМ И СОЕДИНЕННЫМИ ШТАТАМИ

На слушаниях в конгрессе с сообщением о последствиях Лиссабонского договора для США выступила старший эксперт по европейским проблемам Центра свободы имени М. Тэтчер Фонда «Наследие» С. Макнамара.


Негативные внешнеполитические последствия для Соединенных Штатов

Как и в отношении предыдущих договоров Евросоюза, только один конкретный раздел Лиссабонского договора объявляется принципиально важным для дальнейшей европейской интеграции. Для Единого европейского акта это было возникновение единого рынка, в случае Маастрихтского договора - создание единой европейской валюты. Главным достижением Лиссабонского договора, несомненно, станет приобретение Евросоюзом властных полномочий в сфере внешней и оборонной политики. Это жизненно важно для реализации амбициозного замысла ЕС стать первой в мире наднациональной сверхдержавой.
Евросоюз хвастается тем, что Лиссабонский договор обязывает страны-участницы выступать единым фронтом в вопросах внешней политики. Теперь Брюссель как единый субъект права может подписывать международные соглашения от имени всех государств союза. Согласно договору, официально отменяется базовая структура Евросоюза, которая предусматривала ведущую роль национальных государств в иностранных делах. Брюссельские элиты утверждают, что теперь у Европы «один номер телефона».
Все это могло бы звучать заманчиво для Соединенных Штатов, которые давно призывают Европу взять на себя более весомое бремя ответственности за глобальную безопасность. Однако есть все основания рассматривать то, что произошло, как предостережение относительно будущего.
Еще до подписания Лиссабонского договора Евросоюз располагал обширным арсеналом санкций в рамках «Общей внешней политики и политики в сфере безопасности», но постоянно предпочитал не прибегать к ним. ЕС последовательно разрушал планы ужесточения санкций в отношении Ирана и служил для Тегерана «оборонительным шитом» от США. В 2007 г. Евросоюз официально отменил собственный запрет на поездки жестокого диктатора Зимбабве Р. Мугабе и приветствовал его визит в Лиссабон. В Афганистане ЕС играет незначительную роль, осуществляя задачи обучения полицейских. Парламентская ассамблея НАТО подвергла критике эту миссию как мелкую, недостаточно финансируемую, медленно развертываемую, негибкую и ограниченную пределами Кабула.
Провал Евросоюза в урегулировании конфликта между Россией и Грузией особенно наглядно продемонстрировал ограниченность ЕС как региональной силы. Председательствовавший тогда в ЕС Николя Саркози проявил инициативу посредничества после незаконного и безнравственного вторжения России в августе 2008 г. Несмотря на нарушение договоренности о прекращении огня и передел Россией границ при помощи силы, президент Саркози продолжал с неприличной поспешностью добиваться восстановления «обычных отношений» между Россией и ЕС. Это делалось без каких-либо официальных переговоров с НАТО, которая приостановила все дипломатические контакты высокого уровня с Россией. Любопытно совпадение, что в разгар кризиса на Южном Кавказе Евросоюз подписал с Москвой соглашение о приобретении российских вертолетов для миссии ЕС в Чаде.
Способность Лиссабонского договора удерживать участников ЕС от самостоятельных действий также должна вызывать озабоченность Вашингтона. В соответствии с этим договором, страны-участницы ЕС теперь обязаны учитывать позиции других членов перед тем, как предпринимать международные акции, и убедиться, что их решения идут в русле интересов ЕС. Наделение Евросоюза компетенцией подменять собой автономию национальных государств в сфере внешней политики, например, в отношении решения о присоединении к какой-либо военной акции Соединенных Штатов, серьезно ослабит способность союзников США в Европе поддержать Америку в случае необходимости. Это приведет к изоляции Соединенных Штатов, которые окажутся перед лицом враждебной организации, служащей противовесом американской «гипердержаве».
Лиссабонский договор представляет собой величайшую угрозу национальному суверенитету государств Европы со времен второй мировой войны. Он размывает правовой суверенитет европейских национальных государств и передает власть в руки не избираемых и неподотчетных бюрократов и чиновников дипломатических ведомств, далеких от интересов стран-участниц. Он дублирует роль и функции НАТО, отдаляет Америку от Европы и разрушает концепцию неделимой безопасности, которая обеспечивала мир в Европе в течение 60 лет.

Угроза особым англо-американским отношениям

Институциональные и политические ограничения, навязанные Лиссабонским договором, серьезно подорвут способность Великобритании создавать международные альянсы и независимо определять свою внешнюю политику. Это нанесет серьезный урон прочному союзу Великобритании с США.
Часто утверждается, будто Соединенные Штаты могут заставить Евросоюз прислушаться к их голосу благодаря особым отношениям с Великобританией. Однако суверенитет нельзя обменять на влияние. По данным газеты «Таймс», увеличение Евросоюза в размерах произошло за счет утраты его эффективности.
Существенную потерю в суверенитете для стран-участниц представляет введение голосования квалифицированным большинством в 40 новых областях и отмена права Великобритании блокировать наиболее вопиющие аспекты политики ЕС. Например, французский президент Саркози успешно исключил из Лиссабонского договора положение о приверженности Евросоюза свободной и честной конкуренции. Предпринимая этот шаг, Саркози даже не пытался скрыть своих намерений. «Слово «протекционизм» перестало быть табу», - сказал он. «Интернэшнл гералд трибюн» уже писала о Евросоюзе как о «глобальном антимонопольном регулирующем органе». Лиссабонский договор подтверждает отход ЕС от англо-американской экономической модели свободного рынка в направлении этатистской и склеротичной рейнской модели.
Жизненно необходимо, чтобы Соединенные Штаты признали ценность отношений с надежными союзниками на двусторонней основе. По проблемам международных отношений, обороны, безопасности, правосудия и внутренних дел, включая сотрудничество в войне против терроризма и обмен разведывательной информацией, двусторонние отношения особенно важны для Соединенных Штатов. В своем желании сформировать Соединенные Штаты Европы ЕС проводит политику, которая ограничивает возможности США по созданию традиционных союзов. Замена независимых европейских союзников единым министром иностранных дел неизбежно будет означать, что американские интересы не станут приоритетными в принципиальных дебатах.

Заключение

Европе не нужна конституция. Евросоюз – это не Соединенные Штаты Европы, а группировка из 27 национальных государств со своей культурой, языками, историческим наследием и национальными интересами. Евросоюз функционирует лучше всего как экономический рынок, который облегчает свободное движение товаров, услуг и людей. Он значительно менее успешен как политическая единица, которая пытается заставить страны-участницы соответствовать искусственной общей идентичности. Лиссабонский договор значительно приблизит Европу к французской концепции протекционистского интегрированного Евросоюза, а не к британскому видению межгосударственной Европы, основанной на свободе торговли. Он нанесет огромный ущерб американским интересам в Европе. Вопреки всем демократическим традициям в этот договор можно вносить поправки, расширяющие полномочия, не предусмотренные другими договорами Евросоюза.

понедельник, 11 января 2010 г.

Что было на неделе (1-10 января)

И вновь энергетический конфликт в начале года

В последние годы в России стало плохой традицией начинать политический год с конфликта с соседями вокруг цен на энергоносители. В предыдущие годы главные проблемы были связаны с газом для Украины. Новый 2010 год ознаменовался энергетической войной с Белоруссией. Переговоры между Москвой и Минском о цене на российскую нефть, которые начались еще в декабре, не удалось завершить и в первые дни января.
Суть проблемы заключается в том, что в течение многих лет Москва, поставляя беспошлинную нефть Минску, фактически субсидировала белорусскую экономику. В этом году в Кремле решили пересмотреть эти льготные условия и сократить объем беспошлинных поставок.
Всего Белоруссия должна будет получить от России 21,5 млн. тонн нефти. А собственное внутреннее потребление этого энергоносителя составляет всего около 8 млн. тонн, то есть менее 40 процентов. Остальную нефть Белоруссия успешно перерабатывает на своих заводах и продает в Европу по мировым ценам. Это составляет ни много, ни мало около 1/3 доходов белорусского бюджета. То есть российские скрытые субсидии позволяют поддерживать на плаву малоэффективную белорусскую экономику и обеспечивать социальную сферу.
В нынешнем году Москва соглашается предоставить на беспошлинной основе лишь 6,3 млн. тонн нефти – менее 1/3 общего объема поставок. За остальную нефть Минску придется платить немалую стандартную пошлину в 267 долларов за тонну. Это существенное увеличение нагрузки на белорусскую экономику, поскольку раньше пошлина на избыточные поставки для Белоруссии была на уровне всего 35,6 процентов от стандартной.
Минск категорически не приемлет этот вариант. Если белорусский бюджет лишится этих дополнительных доходов, то нынешний экономический кризис в стране серьезно усугубится. А в свете грядущих выборов в местные органы власти и президента это может создать серьезную угрозу позициям Лукашенко.
В этой связи Минск развил бурную активность, пытаясь оказать давление на Москву. Предлагаемые Москвой условия поставок нефти белорусские лидеры отвергают, называя нарушением Договора о таможенном союзе между Россией, Белоруссией и Казахстаном. Более того, Минск идет даже дальше. В частности, выдвинута угроза увеличить почти в 12 раз (с 3,9 до 45 долларов за тонну) пошлину за транзит российской нефти через территорию Белоруссии в Европу.
Со стороны Минска высказываются также угрозы прекратить передачу российской электроэнергии в анклав – Калининградскую область - через белорусские энергосистемы. Здесь белорусские официальные лица также выдвигают требование значительного увеличения (в 2,5 раза) стоимости транзита электроэнергии. Пока российская сторона решительно отвергает все эти требования Минска.
Наиболее мощный сигнал со стороны белорусского руководства прозвучал накануне Нового года, когда президент Лукашенко лично пригрозил покинуть трехсторонний Таможенный союз, если Москва не пойдет навстречу интересам Минска.
Подоплекой нынешнего конфликта является не только вопрос о цене на нефть и связанных с ней доходов российского и белорусского бюджетов. Проявляя жесткость в отношении Минска, Москва имеет в виду получить доступ к приватизации прибыльных белорусских нефтеперерабатывающих заводов. За этим интересом стоит «Роснефть» во главе с вице-премьером Игорем Сечиным как председателем совета директоров и газовый гигант «Лукойл». Кроме того, Россия давно уже стремится получить контроль над магистральными трубопроводами на территории Белоруссии, которые обеспечивают транспортировку российской нефти и газа на Запад.
Развязка нынешнего конфликта возможна как раз в этой плоскости. Москва может согласиться на увеличение беспошлинных поставок нефти Минску в обмен на согласие Лукашенко отдать России лакомые объекты энергетической инфраструктуры. Однако нахождение компромиссов будет весьма трудным делом.
Что касается политической стороны этого вопроса, то нынешний конфликт между Москвой и Минском в очередной раз показал, насколько далека от действительности идея формирования единого государства России и Белоруссии. Минск все дальше уходит от Москвы, демонстрируя свою независимость и жестко отстаивая свои интересы, абсолютно не совпадающие с интересами Москвы. Нынешний конфликт может повлечь за собой дальнейшее охлаждение двусторонних отношений и пересмотр Кремлем политики поддержки Лукашенко.