вторник, 22 декабря 2009 г.

Что было на неделе (14-20 декабря)

Как складываются отношения Путина и Медведева

Прошедшая неделя вновь дала пищу для размышлений тем экспертам, которые внимательно наблюдают за политической ситуацией в российских верхах и, в частности, за отношениями в тандеме Путин-Медведев. К примеру, многие обратили внимание на то, что Государственная Дума приняла во втором чтении закон о регулировании торговой деятельности в том варианте, который предлагался правительством и против которого возражала администрация президента. Это было воспринято как явная победа Путина и его ближайшего соратника первого вице-премьера Виктора Зубкова, поддерживающего аграрное лобби, и как поражение кремлевских чиновников, выступавших в интересах продовольственных ритейлеров. Этот факт, хотя бы и косвенно, вновь подтверждает доминирующую роль Путина как в сфере исполнительной, так и законодательной власти.
Разногласия между президентом и премьером, как уже не раз отмечалось, проявляются в основном не явно, а, скорее, в стилистических тонкостях. Так, например, Медведев и Путин по-разному отреагировали на безвременный уход из жизни бывшего исполняющего обязанности премьер-министра и главного либерального реформатора России 1990-х гг. Егора Гайдара. Медведев откликнулся на это событие эмоциональным заявлением о том, что «память о Егоре Гайдаре навсегда останется в наших сердцах». Тогда как реакция Путина была более отстраненной: «Светлая память о Егоре Гайдаре навсегда останется в сердцах его родных и близких». Это опять-таки косвенно свидетельствует о различиях в оценках не только деятельности Гайдара, но и всего периода реформ 1990-х гг.
Что же касается конкретных экономических решений, связанных с ключевым вопросом о собственности, то здесь доминирование Путина не вызывает сомнений. На прошлой неделе правительство разрешило Геннадию Тимченко, известному своей личной близостью к Путину, увеличить до 23 процентов долю во втором по величине производителе газа в России «Новотеке». Теперь у него больше акций в «Новотеке», чем у «Газпрома» (19,4 процентов).
Став крупнейшим акционером «Новотека», Тимченко не только укрепил свои экономические позиции, но и серьезно усилил свое политическое влияние. Ведь, помимо «Новотека» Тимченко еще владеет третьей по величине в мире компанией по транспортировке нефти «Ганвор». Подобная диверсификация бизнеса Тимченко отвечает интересам Путина и его группы.
Не обделены и другие бизнесмены, близкие к этому клану. Партнер Тимченко нефтетрейдер Петр Колбин получил блокпакет в проекте разработки одного из крупнейших в России Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения. Примечательно, что заплатить за эти акции ему придется всего 78,5 млн. долларов – в пять раз меньше рыночной цены. Таким образом, консолидация контроля над сверхприбыльным энергетическим сектором в руках приближенных к правительству бизнесменов продолжается.

Чем завершились переговоры с генсеком НАТО

На прошлой неделе после длительного перерыва, вызванного резким охлаждением отношений между Россией и НАТО после вооруженного конфликта на Кавказе в августе 2008года, состоялся визит генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмуссена в Москву. Его итоги более чем скромные. Главной целью с обеих сторон было, скорее, продемонстрировать возобновление диалога, чем достичь конкретных договоренностей.
Со стороны генсека НАТО была проявлена особая заинтересованность в более активном участии Москвы в военной миссии блока в Афганистане. Речь идет об увеличении транзита через российскую территорию натовских грузов в эту страну, причем, включая и так называемые летальные, то есть вооружения и боеприпасы. Кроме того, генсек просил Россию увеличить количество вертолетов, принимающих участие в операциях в Афганистане, а также обеспечить подготовку афганских военных и полицейских кадров и снабжение военной техники запчастями и топливом.
В Москве проявили некоторый интерес к предложениям НАТО по Афганистану, поскольку они могут принести России немалую экономическую прибыль. Однако Кремль совсем не хочет глубоко вовлекаться в афганские дела, памятуя о печальном опыте советской интервенции в этой стране в 1980-х гг. Во всяком случае, Москва намерена обменять свое потенциальное согласие теснее сотрудничать с НАТО по Афганистану на принципиальные уступки со стороны Североатлантического альянса по тем проблемам, которые являются приоритетными для Кремля.
В настоящее время главной из них является предлагаемый Москвой договор о европейской безопасности, который направлен на узаконивание лидирующей роли России в системе обеспечения мира и безопасности в евроатлантическом пространстве и на ослабление позиций США и НАТО в этой сфере. Москва также добивается от Брюсселя согласия взаимодействовать с подконтрольной ей Организацией Договора о коллективной безопасности, которую НАТО пока не видит в качестве равноправного и перспективного партнера.
В свою очередь, Расмуссен в целом подтвердил линию НАТО на дальнейшее расширение блока, в том числе, путем включения в обозримой перспективе Грузии и Украины. Эта позиция по-прежнему остается неприемлемой для Москвы.
В ходе визита Расмуссена в Москву никаких официальных соглашений и договоренностей оформлено не было. По существу, стороны лишь ограничились декларациями о намерениях и обещаниями изучить предложения друг друга. Переговоры Расмуссена с российскими лидерами показали, что при имеющихся некоторых точках совпадения интересы НАТО и России в том, что касается будущего безопасности в евроатлантическом пространстве, весьма различны.

понедельник, 14 декабря 2009 г.

Что было на неделе (7-13 декабря)

Что кроется за конфликтом вокруг закона о регулировании торговли

На прошлой неделе вновь проявил себя конфликт между правительством и администрацией президента вокруг внесенного в Государственную Думу проекта закона о государственном регулировании торговли. 9 декабря Госдума должна была принять правительственный проект, который предусматривает значительное ужесточение норм регулирования торговой деятельности. В частности, ограничиваются размеры бонусов, которые платят производители за объемы продаж продовольствия крупными розничными сетями, вводятся лимиты на доли этих сетей на локальных рынках. На прошедшей неделе окончательное принятие этого закона дважды откладывалось по инициативе администрации президента, и теперь голосование намечено на 16 декабря.
Чем объясняется этот конфликт? Правительственный законопроект содержит ряд таких дискриминирующих мер в отношении розничных торговых сетей, которые отражают интересы мощного аграрного лобби. Персональной движущей силой этого законопроекта выступал вице-премьер Виктор Зубков, известный своей близостью к главе правительства Владимиру Путину. Более того, премьер личным авторитетом поддержал этот проект, чем обеспечил прохождение его через Думу в первом чтении.
Примечательно, что вся эта работа над этим, по сути, антирыночным законопроектом была сосредоточена в аппарате правительства, который при Путине получил чрезвычайно большие полномочия. А отраслевые министерства – Минпромторг и Минсельхоз - фактически были отстранены от активного участия в работе над документом.
Цель нового закона, в общем-то, предельно ясна: установить жесткий государственный контроль над еще одной весьма прибыльной отраслью экономики. Ведь объем продовольственного ритейла составляет примерно 250 млрд. долларов в год, то есть одну шестую валового внутреннего продукта страны.
Администрации президента в силу различных причин этот закон не нравится. Он ущемляет интересы потребителей, ограничивает права собственности торгово-розничного комплекса и серьезно вредит инвестиционному имиджу России. Кроме того, ключевые экономические фигуры в администрации президента, в частности, его главный советник Аркадий Дворкович, явно не хотят чрезмерного усиления роли аппарата правительства в экономической политике и менеджменте в стране. Это стремление объективно совпадает и с позицией самого Медведева.
Разумеется, конфликт вокруг одного закона неправомерно выдавать за серьезный кризис в отношениях между президентом и премьером. Однако очевидно, что по ряду вопросов, связанных с конкретными взаимоотношениями между соперничающими отраслевыми лоббистскими группами, их позиции не совпадают. То же самое можно сказать и о нюансах в отношении степени государственного регулирования под вывеской «антимонопольной политики». Однако эти разногласия, по существу, не выходят за рамки укоренившейся в России этатистской модели экономического развития.

Очередная неудача «Булавы»

На прошлой неделе неудачей закончился очередной пуск межконтинентальной баллистической ракеты морского базирования «Булава». Он проводился в обстановке повышенной секретности, однако ее отклонение от траектории и зафиксированное многими появление над территорией Норвегии публично обнажило очередной срыв в этом амбициозном проекте Москвы. В конечном итоге, российский оборонно-промышленный комплекс вынужден был признать факт проведения испытательного пуска «Булавы» и его неудачу.
Это событие – чрезвычайно серьезный сигнал для будущего ракетно-ядерного потенциала России и стратегии национальной безопасности в целом. Мирвированная «Булава», способная забросить шесть ядерных боеголовок на дальность до 8 тыс. км, могла бы стать весьма эффективной и современной системой оружия. Однако она разрабатывается уже почти 15 лет, а ее испытания проводятся с сентября 2005 г. Из 12 проведенных пусков семь оказались неудачными, а еще три были признаны «частично успешными». Это говорит о том, что принятие «Булавы» на вооружение российского стратегического подводного флота откладывается на неопределенный период, что осложнит задуманную Кремлем радикальную модернизацию ядерных сил.
С точки зрения обеспечения эффективного ядерного сдерживания «Булава» имеет принципиальное значение для Кремля. При слабости конвенционального потенциала и уязвимости МБР наземного базирования отсутствие «Булавы» снизит убедительность политики ядерного сдерживания и ослабит переговорные позиции Москвы визави Вашингтона.
Кроме того, неудачи с «Булавой» наносят и ущерб личному имиджу Медведева как верховного главнокомандующего. Следует ожидать новых кадровых перестановок среди лиц, ответственных за разработку, производство и принятие на вооружение этой ракеты. После предыдущей неудачи в июле 2009 года в отставку ушел Юрий Соломонов - директор Института теплотехники, разрабатывающего эту ракету. Сейчас наверняка последуют другие увольнения. Однако они вряд ли помогут. В экспертной среде бытует мнение, что в самой концепции «Булавы» имеются изъяны, которые препятствуют ее живучести и эффективности.

понедельник, 7 декабря 2009 г.

Что было на неделе (30 ноября – 6 декабря)

О чем рассказал народу Владимир Путин

После обнародованного две недели назад послания Дмитрия Медведева Федеральному Собранию в московском экспертном сообществе заговорили о том, что нынешний президент открыто обозначил свои намерения баллотироваться на следующих выборах в 2012 г. Однако многочасовое выступление премьера Путина в прямом эфире на прошлой неделе наглядно показало, кто действительно является, образно говоря, хозяином в доме и будет реально претендовать на президентский пост на следующих выборах.
Лейтмотивом четырехчасового эфира Путина стала его фраза «Не дождетесь!» в ответ на вопрос, не хочет ли он оставить политику, пожить для себя и для семьи и отдохнуть. Все содержание и стиль выступления нынешнего премьера были призваны продемонстрировать населению, что именно он контролирует ситуацию в стране, вникает во все детали и не намерен уступать свои лидерские позиции.
С формальной точки зрения каких-либо принципиальных расхождений с медведевским посланием в выступлении Путина не было. Однако определенные нюансы дают основания полагать, что видение некоторых проблем у них неодинаково, или, во всяком случае, имеет место распределение ролей в плане формирования имиджа обоих российских лидеров. Характерно, например, что Путин ни словом не обмолвился о модернизации, которой была посвящена значительная часть медведевского послания Федеральному Собранию. Это наводит на мысль о том, что лозунг модернизации в большей мере остается именно приемом из области имиджмейкерства, чем реалистической и долгосрочной линией государственного руководства.
Ряд заявлений Путина вызвал определенное недоумение и оживленные комментарии. Его заявление о том, что в России нет выборов, можно прямо-таки назвать оговоркой по Фрейду. Некоторые утверждения Путина, новые и уже известные, вызывали серьезные сомнения. Очень уж неправдоподобно звучит для мало-мальски знающих людей, что банкротство «Юкоса» инициировали-де западные банки, а на совести его руководителей – доказанные следствием убийства. Стоит вспомнить в этой связи, что банкротили «Юкос» именно российские власти и подконтрольные им бизнес-структуры, а главный руководитель «Юкоса» Михаил Ходорковский находится в тюремном заключении по приговору, никак не связанному с убийствами.
Заметили лукавство Путина и в вопросе о протекционизме. Он уверял, например, что после закрытия Черкизовского рынка в Москве, где преобладали торговцы и товары из Китая, произошел заметный рост производства и продаж продукции российской текстильной промышленности. Однако данные Роскомстата это не подтверждают.
Журналисты, которые вели прямой эфир с Путиным, были тщательно отобраны из числа наиболее лояльных Кремлю представителей этой древнейшей профессии. И в целом, создавалось впечатление максимальной отрежессированности всего этого ток-шоу. Дело доходило до курьезов. Путин обращался по имени-отчеству к женщине, которая задала свой вопрос, вообще не представившись. То есть ее вопрос был запрограммирован и отработан заблаговременно.
Путин вновь дал сигнал обществу, что он является наиболее вероятным и единственным реальным претендентом на президентский пост в 2012 г. И если в предыдущих своих выступлениях он как-то намекал, что этот вопрос будет решаться вместе с Медведевым, то сейчас упоминания об этом даже не было.

Что стоит за идеей Договора о европейской безопасности

На прошлой неделе Россия внесла на рассмотрение международного сообщества проект договора о европейской безопасности. Ключевая идея этого документа, по утверждениям российского руководства, заключается в создании новых механизмов европейской безопасности с участием всех государств евроатлантического и евроазиатского пространства и с учетом интересов безопасности всех стран региона. Однако в реальности, что бы ни говорилось на официальном уровне, смысл этого договора состоит в ослаблении роли НАТО как главного и наиболее эффективного инструмента обеспечения безопасности в Европе в течение многих десятилетий и в маргинализации процесса ОБСЕ, в котором Россия в последние годы утратила влияние. Взамен Россия стремится к созданию таких механизмов, где она могла бы активнее использовать имеющиеся у нее политические и экономические рычаги, а также союзников на востоке, формально не относящихся к Европе, для продвижения своих интересов.
Очень многие страны континента небезосновательно восприняли этот проект как возрождение попыток установить российскую гегемонию в Европе - наподобие тех, которые существовали у Советского Союза, и максимально уменьшить военное и политическое влияние Соединенных Штатов на континенте. Именно такое восприятие новой российской инициативы и обусловливает более чем сдержанное отношение к ней со стороны большинства стран НАТО.
Поскольку в новом договоре главный акцент делается, как и в советские времена, на военно-политическую составляющую безопасности, а ее гуманитарные и экономические аспекты находятся на заднем плане, становится ясно, что у нынешнего договора чрезвычайно мало шансов на воплощение в жизнь. Среди тех, кто поддерживает «план Медведева», - Белоруссия, Казахстан, Киргизия, то есть те страны, которые не обладают мощным весом в европейских международных отношениях, но зато сами являются проблемными с точки зрения соответствия общепринятым критериям демократии, гражданского общества и правового государства.
Нам уже приходилось писать, что новая инициатива Кремля весьма напоминает прежние советские предложения типа Договора о неприменении силы в международных отношениях, обязательств о неприменении первыми ядерного оружия и т.п. Сейчас об этих провалившихся инициативах мало кто помнит. Не исключено, что подобная судьба ожидает и «план Медведева».