среда, 30 сентября 2009 г.

Бюллетень Фонда "Наследие" №9 (113)

ИНФОРМАЦИОННЫЙ МАТЕРИАЛ БЕЛОГО ДОМА ПО ПРОБЛЕМАМ ПРО ВЫЗЫВАЕТ БОЛЬШЕ ВОПРОСОВ,
ЧЕМ ДАЕТ ОТВЕТОВ

Как напоминает эксперт по вопросам политики национальной безопасности Фонда «Наследие» Б. Спринг, 17 сентября президент Обама объявил, что Соединенные Штаты отказываются от своих обязательств развернуть ракеты-перехватчики ПРО в Польше и РЛС в Чехии. Он также заявил, что США будут развивать новый, «поэтапный, адаптивный подход» к противоракетной обороне с целью защиты территории США и друзей и союзников Америки в Европе.
Белый дом сопроводил заявление президента информационным материалом, в котором дается описание этого адаптивного подхода и слабо обоснованные утверждения. Конгрессу можно с полным правом рекомендовать не принимать их за чистую монету. Ему следует задать чиновникам администрации США вопросы относительно этих утверждений.

Двусмысленные (в лучшем случае) утверждения

Ниже приводятся утверждения, включенные администрацией Обамы в информационный материал, и их анализ.
Утверждение №1. Иранская программа разработки баллистических ракет в значительной степени сконцентрирована на ракетах малой и средней дальности. В информационном материале говорится: «В настоящее время разведывательное сообщество считает, что угроза со стороны иранских баллистических ракет малой и средней дальности нарастает быстрее, чем прогнозировалось раньше, в то время как угроза от потенциальных возможностей МБР Ирана возрастает медленнее».
Нужно оставить в стороне тот факт, что разведывательные оценки разработок баллистических ракет иностранными государствами – неточная наука и США часто оказываются застигнутыми врасплох такими разработками. Однако реальность такова, что Иран придерживается целостного подхода к разработке баллистических ракет. Попытки провести разграничительную черту между иранской программой разработок ракет малой и средней дальности, с одной стороны, и МБР и космическими ракетами-носителями, с другой, противоречат этому целостному подходу. Разработка изделий, которые при конкретном летном испытании, возможно, покажутся ракетами малой дальности, может послужить существенным вкладом в разработку ракет большой дальности.
Конгресс должен вникнуть в конкретику оценок, которые дает администрация США, и задать следующие вопросы.
• Каким образом разведывательное сообщество смогло так точно провести разграничительную черту между элементами иранской программы ракетных разработок?
• Не интерпретировала ли администрация Обамы разведданные таким образом, чтобы сделать вывод о том, будто в структуре этой программы существуют четкие разграничения?

Утверждение №2. В области возможностей и технологий ПРО Соединенные Штаты в последние годы достигли большого прогресса. Это правильное утверждение, но оно полностью противоречит предыдущим заявлениям президента Обамы о том, что технологии ПРО неэффективны и не апробированы. В начале этого года администрация Обамы делала такие заявления с целью сократить или завершить ряд программ по ПРО и оправдать сокращение общей программы на 1,6 млрд. долларов в 2010 финансовом году по сравнению с 2009 финансовым годом. Теперь он использует противоположный аргумент для оправдания отмены планов по размещению систем ПРО в Чехии и Польше. Конгресс должен спросить, почему для достижения тех же целей -оправдания прекращения конкретных программ ПРО - используются противоположные аргументы.

Утверждение №3. Технологии ракет морского базирования и ракет-перехватчиков «Стандарт» могут быть разработаны в четыре этапа в течение следующего десятилетия. Несомненно, реализация программ разработок ракет-перехватчиков морского базирования и «Стандартов» вполне возможна в течение времени, указанного в информационном материале. Однако программа может быть завершена только при наличии устойчивой приверженности ее реализации на протяжении всего периода разработок.
В описании программы нет ни слова о наличии такой приверженности, а уровень долгосрочного финансирования не обнародован. Нет никаких гарантий, что соображения в сфере контроля над вооружениями не будут препятствовать выполнению этой программы аналогично тому, как они привели к ликвидации системы ПРО, предназначенной для Чехии и Польши. Конгрессу следует спросить о наличии твердой приверженности в отношении этой программы.

Утверждение №4. Альтернативный подход обеспечит оборону территории США от ракет большой дальности. Даже при наличии устойчивой приверженности альтернативной программе, эта цель будет достигнута лишь на последнем из четырех этапов или около 2020 г. Между тем, администрация Обамы предлагает сократить с 44 до 30 число ракет-перехватчиков, которые развернуты на Аляске и в Калифорнии и предназначены для отражения ударов по США ракетами большой дальности. Теперь она отменила развертывание ракет-перехватчиков в Польше, которые также помогли бы защитить территорию США. Конгресс должен спросить, почему администрация Обамы не развивает обе системы для обороны Соединенных Штатов.

Утверждение №5. Альтернативный план ускоряет формирование ПРО в Европе для защиты развернутых там американских сил и союзников США. Это утверждение основывается на сравнении времени, которое потребуется на размещение элементов ПРО для отражения ракет большой дальности из Ирана в Чехии и Польше, и ничегонеделания. В нем условно допускается, что Соединенные Штаты не будут развивать другие программы, например, систему ПРО морского базирования, которая сейчас так рекламируется, высотную систему обороны района театра военных действий на конечных участках траектории и программу сотрудничества с НАТО во взаимодействии с элементами ПРО в Чехии и Польше. Однако Соединенные Штаты уже давно разрабатывают эти дополнительные программы совместно планами в отношении Чехии и Польши. Конгресс должен задать администрации США вопрос относительно явно ложной посылки в поддержку этого сравнения.

Утверждение №6. Альтернативный план предусматривает больше гибкости в реагировании на формирующуюся угрозу со стороны иранских ракет. Очевидно, что если активно и неуклонно развивать программу развертывания ракет морского базирования и «Стандартов», она сможет обеспечить гибкость в связи с ее высоко мобильным режимом развертывания и возможностью добавления в систему технических модернизаций. Как уже говорилось в отношении предыдущего утверждения, этого можно добиться во взаимодействии с развертыванием РЛС и ракет-перехватчиков в Чехии и Польше. Говорить, что это либо предыдущий вариант, либо альтернативный план администрации Обамы, означает предлагать ложный выбор. Конгресс должен спросить о возможности добиться большей гибкости, развивая и то, и другое в тандеме.

Выбирать не из чего

Пытаясь найти оправдание своему решению отказаться от развертывания ракет-перехватчиков ПРО и РЛС в Польше и Чехии, администрация Обамы опубликовала специальный информационный материал, содержащий сомнительные и обоснованные утверждения. Они высвечивают ошибочность этого решения. Конгресс непременно должен его оспорить.

КАК МАРГАРЕТ ТЭТЧЕР ПОМОГЛА
ПРЕКРАТИТЬ «ХОЛОДНУЮ ВОЙНУ»

Старший научный сотрудник Центра свободы им. М. Тэтчер Фонда «Наследие» Тед Бромунд исследует влияние бывшего премьер-министра Великобритании на исторические процессы в период завершения «холодной войны».
Когда Маргарет Тэтчер пришла к власти в 1979 году, многие на Западе думали, что «холодная война» не может и не должна быть выиграна, что антикоммунизм морально ошибочен и что будущее заключено в разрядке между супердержавами и эволюции демократии в направлении постоянно углубляющегося государственного социализма. К моменту ее ухода с поста премьера Берлинская стена была разрушена, а Восточная Европа освобождена. Еще через год Советский Союз рухнул, оказавшись на свалке истории. Демократия и свобода были на подъеме.
Вклад премьер-министра Тэтчер в эту победу был огромным. Ее храбрость и качества лидера наряду с твердыми взглядами ее близкого друга президента Рональда Рейгана, вдохновением Папы Римского Иоанна-Павла II и решимостью угнетенных народов Восточной Европы и России сыграли важную роль в победе демократии над коммунизмом.
Еще до 1979 г. в Советском Союзе ее с насмешкой называли «железной леди». Она доказала, что в этом случае коммунисты были правы, превратив то, что мыслилось как оскорбление, в мировую славу. Сейчас, когда освобожденные народы, их друзья и союзники отмечают 20-ю годовщину падения Берлинской стены, следует с благодарностью помнить о ее роли в этой великой победе.

Восприятие М. Тэтчер «реальной разрядки»

Тэтчер была избрана лидером консервативной партии в феврале 1975 г. В июле, выступая с программной речью перед членами Ассоциации консерваторов в Челси, она изложила свое видение британской внешней политики и единства Запада. Она выразила поддержку «реальной разрядке», но отметила, что когда советский лидер Леонид Брежнев просвещал свой народ о мирном сосуществовании, он заявлял, что оно ни коим образом не подразумевает возможности ослабления идеологической борьбы.
Что еще более существенно, заметила Тэтчер, в течение десятилетия разрядки вооруженные силы СССР росли, продолжают расти, и нет никаких признаков их сокращения. Разрядка станет реальной тогда, когда «Россия будет поддерживать ее на деле, а не только на словах». Вместо этого, Советский Союз продолжал вооружаться, одновременно усиливая репрессии внутри страны. Поведение Москвы оказало воздействие на политику Запада, так как «страна, которая лишает свой народ свобод, не постесняется отказать в них и другим». Если свободная Европа хочет добиться общей цели – обретения и сохранения свободы, она должна объединиться, развернуть мощные вооруженные силы, достаточные, чтобы сдерживать агрессию, и работать – через структуры НАТО – с Соединенными Штатами.
Эти темы доминировали в общественной жизни Маргарет Тэтчер в последующие 15 лет, когда она была она в оппозиции или во главе правительства. Она настаивала на том, чтобы говорить правду о Советском Союзе. Это было крайне непопулярно во многих кругах, как внутри страны, так и за рубежом, где ее искренность представлялась опасной для усилий по развитию более тесных отношений с Советским Союзом. Однако Тэтчер в соответствии с убеждениями, которые она приобрела еще в молодости, считала, что это действительно опасно – поклоняться такому типу государства, которое породило тиранию в СССР и удушающий социализм в самой Великобритании.
Она соединила ясность морального видения с верой в присущее Западу единство, включая США, Великобританию и Западную Европу, и жизненно важную необходимость силы западного оружия для мира и безопасности. Она не верила в вечный тупик. Она была убеждена, что основы Советского Союза ошибочны, и поэтому утверждала, что перед лицом сдерживания со стороны западного оружия, превосходства свободных экономик и реальности их свобод коммунистическое государство со временем будет вынуждено признать свой крах.

Храбрость и лидерство дома и за рубежом

Тэтчер пришла к власти в результате сокрушительной победы консервативной партии на всеобщих выборах 1979 г. Перед ней стояло множество вызовов. Победа Рональда Рейгана на выборах в США в 1980 г. была для нее жизненно важным источником силы. Рейган впервые познакомился с Тэтчер в 1975 г., они оба мгновенно осознали общность своих базовых принципов. Как лидеры великих и независимых держав они действовали не как единое целое, а во взаимодействии и в конечном итоге согласились друг с другом в оценке крупнейших вызовов 1980-х гг.
Первым таким вызовом было восстановление стратегического баланса между СССР и Западом. 12 декабря 1979 г. Североатлантический альянс принял решение разместить крылатые ракеты и ракеты «Першинг-2» в Западной Европе для противостояния советским мобильным ракетным системам «СС-20». Многие были против этого решения, и на споры и протесты ушли годы. Однако благодаря безоговорочной и отважной поддержке со стороны Тэтчер развертывание происходило. Спустя восемь лет Соединенные Штаты и Советский Союз подписали Договор о ликвидации ракет средней дальности, который ознаменовал начало конца «холодной войны» в Европе и доказал обоснованность веры Тэтчер в НАТО, англо-американский альянс и значимость обеспечения мира путем использования мощи.
Вторым вызовом было убедить врагов демократии во всем мире, что Запад вновь обрел волю не только к собственной защите, но и к сопротивлению агрессии при помощи силы. Когда в 1982 г. авторитарная аргентинская хунта вторглась на Фолклендские острова, Тэтчер сразу поняла, что Великобритания должна дать отпор. Сдать Фолкленды означало бы уступить агрессии и содействовать ее распространению в мире. Под ее вдохновляющим руководством Великобритания отвоевала острова. Эта решительная акция ошеломила Советы, которые не верили, что Великобритания будет сопротивляться, и принесла в Аргентину демократию, подорвав репутацию хунты. Мощная волна демократизации в мире в 1980-х гг. была запущена частично благодаря действиям Тэтчер в ходе Фолклендского кризиса.
Третьим вызовом было восстановление экономической свободы на Западе и преодоления представления о том, будто западные общества медленно, но неизбежно движутся к вялому бюрократическому социализму. Пока существовало подобное мнение, Советский Союз мог считать, что для победы ему нужно просто подождать. Эта проблема стояла особенно остро в Великобритании, которая приобрела ужасную репутацию как приходящее в упадок, неуправляемое государство, в котором доминируют ультралевые профсоюзы. Одержав верх в 1984-1985 гг. над попытками шахтеров поставить всю страну на колени и приступив к далеко идущей программе денационализации, Тэтчер переписала историю упадка Великобритании и возглавила экономическое возрождение Запада 1980-х гг., которое лишило СССР последней надежды.

Дальновидность Тэтчер оправдалась

В основе дальновидности Тэтчер, как и Рейгана, была надежда. Именно благодаря своей вере в Запад она считала, что «холодную войну» можно выиграть и что Советский Союз не вечен, так как бесчеловечность его системы приведет к его краху. Она даже с большим желанием, чем Рейган, искала такого советского лидера, который был бы способен понять, что перед лицом сильного и объединенного Запада советской системе не выстоять. Она нашла его в Михаиле Горбачеве. Тэтчер писала: «Я всегда верила, что наша западная система в конечном итоге победит, если мы не откажемся от своих преимуществ, так как она основывается на уникальной, почти безграничной творческой активности и жизненной энергии отдельных личностей. Даже такая система, как Советы, цель которой – раздавить личность, никогда не сможет до конца добиться этого… Это подразумевает, что в какой-то момент определенная личность может даже бросить вызов системе, которую она использовала для обретения власти… Вот почему неправы те, кто впоследствии считали, будто я отклонилась от своего первоначального подхода к Советскому Союзу потому, что была ослеплена Горбачевым. Я нашла его потому, что искала такого, как он».
Горбачев хотел реформировать, а не уничтожить коммунистическую систему. Но Рейган и Тэтчер поняли, что как только коммунизм начал либерализацию, он был обречен. Их вера в свободу принесла Западу мощь и мирную победу в «холодной войне», а тоталитарным режимам – крах.

Железная леди

Советские лидеры признавали в Маргарет Тэтчер достойного оппонента, так как она говорила о них правду. Их враждебность лишь прибавляла ей уважения, как и всем западным лидерам и восточноевропейским диссидентам, которые сопротивлялись коммунистическому режиму. Делу свободы повезло с Рональдом Рейганом и Маргарет Тэтчер: мир обрел лидеров, у которых была общая жизненно важная вера в свободу.
Запад должен помнить, как Маргарет Тэтчер помогла положить конец «холодной войне». Ведь эти принципы актуальны сейчас, как и тридцать лет назад:
• Добиваться мира с помощью силы.
• Бесстрашно противостоять агрессии.
• Верить, что любое государство, ограничивающее свободу, разрушает собственное будущее.

Эти уроки Запад должен почерпнуть у «железной леди».


АНАЛИЗ ПОВЕСТКИ ДНЯ КОНГРЕССА США
ПО ПРОБЛЕМАМ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Авторы обзора - эксперт в сфере внутренней безопасности Центра внешнеполитических исследований им. Эллисонов Дж. МакНил, заместитель директора Института международных исследований им. Дэвисов Фонда «Наследие» Дж. Карафано и временный сотрудник Фонда, бывший советник министерства внутренней безопасности США М. Мэйер - отмечают, что по окончании парламентских каникул конгресс приступил к составлению законодательной повестки дня до конца года. В свете восьмилетней годовщины террористических актов 11 сентября 2001 г. конгресс должен почтить память погибших в этой трагедии, утвердив повестку дня по вопросам внутренней безопасности. Необходимо сделать правильные шаги с целью обеспечения безопасности, свободы и процветания страны.
Одновременно законодатели должны препятствовать реализации глупых инициатив, которые не укрепляют безопасность, а только наносят вред ключевым аспектам американской жизни. Конгрессу пора проявить лидерство и задать тон дискуссии по проблемам внутренней безопасности.

Внутренняя безопасность сегодня

Несмотря на достигнутые успехи, угрозы Соединенным Штатам сохраняются. Предотвращенные недавно спецслужбами США заговоры, такие как, теракт в отношении синагоги, показывают, что террористы все еще полны решимости уничтожить как можно больше американцев. Их необходимо остановить.
После террористических актов 11 сентября 2001 г., по официальным данным, было предотвращено, по меньшей мере, 23 атаки террористов. Этот успех – в большой степени результат нормативных актов, принятых после террористических ударов 11 сентября - закона «ПАТРИОТ» и закона о внутренней безопасности. Они обеспечили принятие следующих мер.
• Широкий обмен информацией между федеральным правительством, властями штатов и местными правоохранительными органами.
• Создание первоклассного министерства внутренней безопасности(МВБ).
• Развертывание постоянно расширяющейся инфраструктуры в сфере внутренней безопасности.

Эти факторы помогли обеспечить безопасность американцев, и их следует поддерживать, культивировать и расширять. В то же время, конгресс принял или рассматривает некоторые меры внутренней безопасности, которые имеют много общего с наклейками на бампере: за едкими формулировками мало содержания. От таких мер следует отказаться. У конгресса еще много неоконченных дел и незавершенных задач, требующих его внимания.

Что конгресс не должен делать

Часть того, что конгресс сделал или планирует сделать, не способствует укреплению безопасности, не защищает свободу личности и частную жизнь и не позволяет американской экономике расти и процветать. Далее приводятся инициативы, которые не следует продвигать.

Не содействовать нелегальной иммиграции. В этом году конгресс провел несколько законодательных предложений, которые будут поощрять нелегальную иммиграцию. Эти «молчаливые амнистии», например, закон «ДРИМ», предоставляющий образовательные льготы нелегальным иммигрантам, и закон о занятости в сельскохозяйственном секторе, амнистирующий нелегальных сельскохозяйственных рабочих, подорвут верховенство закона и дорого обойдутся американцам.
Конгресс также рассматривает законопроект, который снизит эффективность закона 2005 г. о требованиях к водительским правам и удостоверениям личности. Вместо этого конгрессу просто следует должным образом реализовывать закон 2005 г. Это позволит предотвратить хищение и подделку персональных данных, ослабляющих систему идентификации и упрощающих нелегальную иммиграцию.
Не наказывать туристов. После террористических актов 11 сентября 2001 г. поток туристов в страну сократился. Бессмысленно вводить налогообложение туристов, если рассчитывать на возвращение их потока к прежнему уровню. Законопроект о развитии туризма, вновь внесенный в этом году в обе палаты конгресса, предусматривает создание еще одной государственной структуры – корпорации, финансируемой за счет иностранных туристов, - с целью стимулировать поездки в США.
Хотя развитие туризма жизненно важно для экономического благополучия Америки, это именно тот вид деятельности, в который правительству лучше не вмешиваться. Налогообложение туристов посылает союзникам США ложный сигнал. Вместо этого правительство должно сконцентрироваться на упрощении порядка въезда в страну путем расширения программы безвизовых поездок и совершенствования инфраструктуры пунктов въезда в страну.
Не субсидировать ураганы. Закон о защите домовладельцев создаст фонд страхования от катастроф наподобие уже обанкротившейся и крайне неэффективной Национальной программы страхования от наводнений. Он предоставит государственное страхование домовладельцам и частным предприятиям для защиты их от очередного катастрофического урагана. Такое законодательство потребует, чтобы практически все американцы субсидировали тех, кто живет в подверженных ураганам районах, и разрешит штатам создавать нереалистичные программы страхования от природных катастроф и вновь обращаться к федеральному правительству за покрытием убытков.
Слабое место этого закона – в том, что он использует термин «катастрофический» при принятии решений, на какие бедствия закон будет распространяться, но не дает четкого определения этого термина. В результате, действие закона о защите домовладельцев может распространяться на любой природный катаклизм.

Что следует делать

Продвигаясь вперед, конгрессу следует прекратить играть в политику и заискивать перед группами влияния, а начать смотреть на внутреннюю безопасность глобальным, рассчитанным на перспективу и рациональным взглядом. Приоритеты конгресса должны включать следующее.
Отказаться от 100-процентного контроля морских и воздушных грузоперевозок. Решение конгресса о 100-процентном контроле морских и воздушных грузов продолжает лежать тяжким бременем на МВБ. Министерство не может найти способ выполнить это решение таким образом, чтобы это было действенно, рентабельно и укрепляло безопасность. Более того, большинство экспертов по безопасности и перевозкам утверждают, что это решение не нужно и не прибавляет безопасности. Пока не потрачено впустую больше времени, денег и ресурсов, конгресс должен пересмотреть эти невыполнимое решение.
Внести поправки в закон Стаффорда. Почти что как и закон о защите домовладельцев, закон о чрезвычайной помощи при бедствиях Р. Стаффорда 1998 г. не содержал достаточно жестких ограничений в отношении того, что может подпадать под описание катастрофы. В результате, Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях игнорировало расплывчатые положения закона Стаффорда и подходило даже к незначительным природным бедствиям по меркам реагирования на федеральном уровне.
Хотя правительства штатов и местные администрации способны адекватно реагировать практически на все природные катастрофы, эта реалия не помогает тем, кто воспринимает природные катаклизмы как «весьма политические события». Конгресс должен внести уточнение в трактовку понятия «природная катастрофа» законом Стаффорда так, чтобы оно распространялось исключительно на такие катаклизмы, на преодоление которых сил штата или местной администрации не хватает. Этот шаг будет гарантировать, что скудные налоговые поступления будут расходоваться только там, где это действительно необходимо.

Реформировать структуру грантов на внутреннюю безопасность

Комиссия по расследованию террористических актов 11 сентября 2001 г. отметила, что федеральные гранты на внутреннюю безопасность приносят выгоду сговорившимся между собой представителям отдельных штатов. Комиссия была права. МВБ продолжает раздавать гранты, которые базируются на крайне подозрительных критериях.
Так, например, МВБ продолжает увеличивать число городов, которые могут претендовать на получение грантов, тем самым распыляя ограниченные ресурсы. Оно также разрешает штатам оставлять себе часть этих средств, еще больше обделяя финансированием населенные пункты, которые находятся в высокой степени риска.
Конгресс должен сократить до 35 число городов, подвергающихся самой высокой степени риска, на которые распространяется право получать гранты, и потребовать 100-процентного выделения этих средств с тем, чтобы они дошли туда, где они нужны больше всего.
Если взглянуть глубже, система грантов – это ошибочный способ укрепить внутреннюю безопасность. Она не предполагает значительного участия федеральных органов, тогда как МВБ вовлечено целиком и полностью – от формулирования требований к не финансируемым их федерального бюджета задачам до требований представлять ежегодные запросы на гранты.
Оптимальным подходом были бы соглашения о совместной деятельности. Имея такие соглашения, федеральное правительство и местные власти могут сесть за стол как равноправные партнеры и договориться о результатах с самого начала, включая охват требований программного и финансового надзора, и затем направить фонды для достижения желаемых результатов без необходимости обращаться за грантами ежегодно.

Содействовать правоприменительным акциям штатов и населенных пунктов в отношении иммигрантов

Федеральное правительство неспособно преодолеть кризис, связанный с постоянно растущей нелегальной иммиграцией. В результате штаты начали принимать собственные законы и политические меры, нацеленные на уменьшение нелегальной иммиграции на низовом уровне. Однако федеральный закон продолжает довлеть над штатами и населенными пунктами в процессе реализации ими этих мер. Например, в законе о реформировании и контроле иммиграции для штатов и населенных пунктов исключения предусматриваются только в том случае, если они имеют дело с «лицензированием или аналогичными законами», связанными с приемом на работу нелегальных иммигрантов.
Принимая во внимание эти полномочия, федеральное правительство должно стимулировать штаты и населенные пункты к разработке инновационных правоприменительных методов, которые не требуют федерального вмешательства. Конгресс, со своей стороны, должен стремиться отменить предписанные законом ограничения, которые сужают возможности штатов и населенных пунктов по сокращению нелегальной иммиграции.


ЗНАМЕНАТЕЛЬНАЯ ВЕХА В КАМПАНИИ «ЛИДЕРСТВО
ДЛЯ АМЕРИКИ» ФОНДА «НАСЛЕДИЕ»

Президент Фонда «Наследие» Эдвин Фолнер объявил, что Фонду удалось достичь важной вехи в десятилетней кампании «Лидерство для Америки». «В конце августа с.г. число наших спонсоров впервые перевалило за полмиллиона. Это приблизило Фонд на один шаг к цели – к 2017 г. довести их численность до 1 млн. По этому случаю я записал специальный видеоролик. Приглашаю Вас посмотреть его в сети и рассмотреть возможность сделать взнос, не облагаемый налогом, с тем, чтобы я мог включить Вас в списки Фонда «Наследие» (http://www.myheritage.org/leadershipforamerica/five-hundred-thousand-members.html.)
Для меня будет иметь огромное значение, если Вы вступите в ряды Фонда «Наследие», просто щелкнув мышкой вот здесь http://www.myheritage.org/leadershipforamerica/five-hundred-thousand-members.html. Первоначальный взнос составляет всего 25 долларов.
Полмиллиона – это важная веха для Фонда «Наследие» и всего консервативного движения США. Мы воздаем долг благодарности таким сознательным гражданам, как Вы.
Такой быстрый рост наших рядов отражает сохраняющуюся важность консервативных принципов. В отсутствие реального лидерства со стороны политиков и политических партий американцы обращаются к Фонду «Наследие» за решениями наиболее актуальных проблем сегодняшнего дня.
Благодаря «Лидерству для Америки» мы вновь обратились к принципам, которые сделали нашу страну великой: свободному предпринимательству, ограниченному правительству, свободе личности, традиционным американским ценностям и сильной национальной обороне.
У нас есть план воплотить эти принципы в конкретные результаты в Вашингтоне и по всей стране. И по мере того, как число наших активных сторонников увеличивается в каждом избирательном округе, а мы идем вперед, влияние Фонда «Наследие» на общественно-политическую дискуссию будет постоянно расти.
Еще раз, огромное спасибо. Я полон надежды увидеть Ваше имя в списках нашего Фонда. Вперед к миллиону!»


ВЫСТАВКА КАРТИН О ГУЛАГЕ В ФОНДЕ «НАСЛЕДИЕ»

30 сентября в Фонде «Наследие» открылась выставка картин о ГУЛАГе. Это 50 захватывающих полотен о жизни и смерти в советских лагерях. Выставка проводится в рамках акции «Год чудес: падение Берлинской стены», организованной Фондом «Наследие».
Коллекция картин о ГУЛАГе создана Николаем Гетманом, пережившим ужасы сталинских лагерей. Эти произведения - беспрецедентные визуальные свидетельства существования сотен исправительных лагерей, где содержалось более 14 млн. политзаключенных. Многие из них умерли там или вскоре после освобождения.
Гетман начал писать картины тайно в 1953 г., когда вышел на свободу после восьми лет принудительного труда в Сибири и на Колыме. За что он был осужден? Однажды он оказался в компании с другим художником, который нарисовал крошечную карикатуру на Сталина.
Гетман позже писал о своей миссии: «Я был уверен, что мой долг – оставить свидетельства о судьбах миллионов заключенных, которые погибли и не должны быть забыты». Десятки лет ушло у Гетмана на то, чтобы перенести на свои полотна ужасающие, но странно воодушевляющие воспоминания. Он умер в августе 2004 г. в возрасте 86 лет с уверенностью, что сделал все возможное, чтобы сберечь для людей образы жестокой бесчеловечности коммунизма.
«Мы в Фонде «Наследие» горды тем, что спонсируем первую за 10 лет публичную выставку этих мучительных, порой шокирующих картин», - сказал один из организаторов юбилейной акции Ли Эдвардс. «Картины Гетмана называют визуальным аналогом «Архипелага ГУЛАГ» - классического произведения Александра Солженицына», - отмечает Эдвардс, который был главной движущей силой создания Мемориала жертвам коммунизма в США.
Выставка работ Гетмана будет открыта для посещения по рабочим дням до 9 ноября 2009 г., 20-й годовщины падения Берлинской стены.
Эдвардс сказал, что Фонд «Наследие», который временно приобрел картины Гетмана у Джеймстаунского фонда, надеется найти постоянного владельца и выставочные площади для этой коллекции и других художественных свидетельств ужасов коммунизма.


ФОНД «НАСЛЕДИЕ» СКОРБИТ О КОНЧИНЕ ИРВИНГА КРИСТОЛА

18 сентября президент Фонда «Наследие» Э. Фолнер выступил со следующим заявлением.
«С уходом из жизни редактора и ученого Ирвинга Кристола консервативное движение лишилось еще одного из своих интеллектуальных поборников. В последние годы Ирвинг был почетным стипендиатом у наших друзей в Институте американского предпринимательства. Однако этот пост был не более чем кульминационным пунктом его долгой карьеры в СМИ, издательском деле и научном сообществе.
Широко известно, что Ирвинг Кристол не всегда был консерватором, тем более, «неоконсерватором». Он начал свою карьеру как марксист, но с левых позиций смог разглядеть слабость марксизма. Это понимание постепенно привело его к переходу в политический лагерь правых.
Однажды он сформулировал это так: «Насколько я помню, я всегда был «неокем-то»: неомарксистом, неотроцкистом, неолибералом, неоконсерватором; в религии – неоортодоксом даже тогда, когда я был неотроцкистом и неомарксистом. В конце своего пути я собираюсь остаться просто «нео». Вместо этого Ирвинг стал притягательной иконой консерватизма.
В 1947-1952 гг. он был главным редактором журнала «Комментэри», затем в течение восьми лет исполнительным вице-президентом издательства «Бейсик букс» и профессором в области общественной мысли в школе бизнеса Нью-Йоркского университета.
Ирвинг Кристол вдохновлял нас всех. На заре консервативного движения либералы контролировали научное сообщество даже больше, чем сейчас. Кристол напомнил нам, что идеи важнее, чем идеология. Он положил начало интеллектуальному движению, доказавшему, что консервативные идеи работают, и помог превратить консерваторов в то, что покойный нью-йоркский сенатор Дэниэл Мойнихэн назвал «партией идей».
«Консерватор, - любил говорить Ирвинг – это либерал, столкнувшийся с реальностью». Всю свою продолжительную карьеру Кристол тщательно следил за реальностью. Поэтому он с гордостью называл себя консерватором.
Все наши молитвы и соболезнования - с его женой, историком Гертрудой Химмелфарб и его сыном Биллом Кристолом, одним из основателей и редактором журнала «Уикли стандарт».


ДИСКУССИИ И КНИГИ В ФОНДЕ «НАСЛЕДИЕ»

10 сентября в Фонде «Наследие» состоялась презентация антологии «Культурная разведка ради достижения мира» под редакцией профессора, эксперта в сфере политики и культуры Института мировой политики д-ра Дж. Пилон. С сообщением на эту тему выступил руководитель управления психологических операций комитета начальников штабов ВС США полковник в отставке Г. Эйерс.
Участники дискуссии задавались вопросом: вовлечены ли мы в конфликт цивилизаций? Ответ далеко не прост: культуры взаимодействуют ежедневно, часто к всеобщей выгоде, вне разрушительных катастроф, и американская культура на подъеме. Однако если окончание «холодной войны» заставило многих поверить, что «глобализация» будет сопровождаться возрастанием толерантности и гармонии, то террористические акты 11 сентября 2001 г. мгновенно развеяли эти иллюзии. Вскоре (хотя и недостаточно быстро) мы осознали необходимость понимать влияние традиций, истории и идей, особенно в тех регионах, где существует плодотворная почва для радикальных исламистов.
Превосходство в военной силе может временно победить их, но, как мы усвоили, заплатив высокую цену, их заменяют другие боевики, умело используя податливое население. Для того чтобы победить упорных и неумолимых врагов, нам следует принимать во внимание культурную «человеческую местность», на которой они действуют. В антологии рассматриваются связанные с этим вызовы. Они охватывают военную значимость понимания культуры противника; учет культурных факторов при реагировании на ассиметричные конфликты; необходимость избегать стандартного подхода к несхожим культурам; необходимость учитывать постоянно изменяющуюся природу культуры; феномен женщин-смертниц, повышение квалификации без отрыва от работы для офицеров в области информации, которые оказались неадекватно или слабо подготовленными для службы в Ираке и Афганистане. И, наконец, потребность учитывать культурные факторы в стратегических коммуникациях. Это критически важный ингредиент следующего поколения военных действий, когда конечный результат измеряется прочным, а не иллюзорным миром.

понедельник, 28 сентября 2009 г.

Что было на неделе (15-27 сентября)

Что получит Обама за отказ от ПРО в Европе

Решение администрации Обамы об отказе от развертывания третьего позиционного района ПРО в Польше и Чехии было воспринято в Москве как радикальный пересмотр американской линии на глобальное лидерство и серьезная уступка России. В то же время, Кремль не считает необходимым делать существенные шаги навстречу Вашингтону, пока ограничиваясь вербальными обещаниями.
Да, действительно Россия в лице Медведева и ряда военачальников объявила об отмене планов размещения в Калининградской области ракет «Искандер», которое планировалось в ответ на развертывание ракет-перехватчиков в Польше. Однако в реальности это не является уступкой Америке. Ракет «Искандер» для дислокации вблизи польских границ у России нет, а заявление об их возможной дислокации там было, скорее, блефом для запугивания восточноевропейских партнеров США и внесения раскола в НАТО.
Что касается Ирана, где Белый дом ожидал наибольших встречных шагов со стороны Москвы, то и здесь позиция Кремля остается предельно осторожной и по-прежнему далекой от линии на жесткое сдерживание и свертывание иранской ядерной программы. Действительно, Медведев на встрече с Обамой в Вашингтоне вроде бы говорил о неизбежности санкций против Ирана в определенных ситуациях. А позднее, на встрече «двадцатки» в Питтсбурге назвал строительство Ираном второго завода по обогащению урана «источником серьезной обеспокоенности».
Москва вроде бы заморозила вопрос о поставках Ирану зенитно-ракетных комплексов «С300». Однако, по мнению экспертов, это связано не с политическим решением, а с отсутствием у России этих ракет, поскольку их производство прекращено.
Таким образом, заявления Медведева, сделанные в США, хотя и свидетельствуют о некотором сближении позиций по Ирану с Западом, тем не менее, не дают оснований для вывода о коренном пересмотре курса Москвы. Примечательно, что в связи с информацией о новом иранском урановом заводе глава российского МИД Сергей Лавров сделал гораздо более мягкое заявление, чем Медведев, воздержавшись от прямой критики в адрес Тегерана.
Можно предполагать, что вернувшись в Москву, Медведев будет вынужден скорректировать свои высказывания в Америке с учетом позиций других ключевых игроков в сфере российской национальной безопасности, прежде всего, премьера Путина, а также влиятельного ядерного промышленного комплекса заинтересованного в продолжении сотрудничества с Ираном. Предстоящие 1 октября переговоры «шестерки» с Ираном покажут, насколько Россия реально продвинулась в направлении эффективного сдерживания иранской ядерной программы.
Пока же ситуация выглядит таким образом, что пересмотр Обамой ряда ключевых позиций американской стратегии национальной безопасности, базирующийся не на принципе лидерства, а, скорее, на аморфной либеральной концепции «кооперативной безопасности», не приносит пользы Америке и не побуждает Москву идти навстречу Вашингтону. Отказ от ПРО в Европе воспринимается как проявление слабости США и укрепляет Кремль в стремлении и впредь демонстрировать, что ни один серьезный вопрос безопасности в Европе не может быть решен без его согласия, в ущерб его интересам. Уже сейчас понятно, что решение Обамы по ПРО нанесло серьезный урон американскому имиджу и позициям в Европе, но не дало никаких ощутимых преимуществ на других региональных направлениях.

Вышла ли Россия из кризиса

В последнее время высокопоставленные лица в российском правительстве, например, главный куратор антикризисных программ, первый вице-премьер Игорь Шувалов, выступили с оптимистическими заявлениями о вхождении экономики в «стадию восстановления». Однако статистические данные и опросы общественного мнения не подтверждают этого радужного вывода. По такому важному параметру как сбор налогов в федеральный бюджет, увеличение в августе по сравнению с предыдущим месяцем носило незначительный характер и составило менее 2/3 от уровня соответствующего периода в прошлом году.
Все увеличение сборов, а это около 17 млрд.рублей, пришлось на налог на добычу полезных ископаемых. Именно он составил главную статью поступлений в федеральный бюджет – 30 процентов. Это со всей очевидностью говорит о сохраняющейся ориентации российской экономики на экспорт нефти и никак не свидетельствует об эффективности антикризисных программ российского правительства.
Более того, отсутствие какого-либо роста сборов от НДС и единого социального налога говорит о том, что производство и зарплата не растут. То же самое можно сказать и о подоходном налоге, поступления от которого, идущие исключительно в региональные бюджеты, в августе даже уменьшились на 10 процентов по сравнению с предыдущим месяцем.
Опросы общественного мнения указывают, что 75 процентов россиян не считают, что экономический кризис преодолен. Наиболее пессимистические оценки и прогнозы дает наиболее социально активная и стабильная категория лиц в возрасте 40-50 лет. По данным ВЦИОМ, 88 процентов жителей крупных городов, где наибольшие трудности с работой и высокая инфляция, по-прежнему остро ощущают экономический кризис. Правительство же, судя по всему, предпочитает игнорировать такие настроения населения.

понедельник, 14 сентября 2009 г.

Что было на неделе (7-13 сентября)

Программная статья Медведева – холостой выстрел в никуда



На прошлой неделе ряд российских электронных СМИ либеральной ориентации разместил программную статью Дмитрия Медведева «Россия, вперед!». Она сразу привлекла значительное внимание международного и российского политологического сообщества беспрецедентными по остроте и открытости критическими оценками нынешней ситуации в России. Действительно, ни Медведев, ни его нынешние коллеги по правительству, ни его предшественники никогда не говорили столь откровенно об отсталости российской экономики, унизительности ее сырьевой ориентации, коррупции и других бедах российского общества. Критическим был и медведевский анализ политических факторов российского развития – неокрепшая демократия, негативная демографическая тенденция, нестабильный Кавказ.
Примечательно, однако, что и российское население в целом, и его более молодая и инициативная часть, которая составляет аудиторию российского Интернета и к которой, собственно говоря, и обращался Медведев, без особого интереса восприняли президентские откровения. Комментарии на эту тему не стали лидерами в многочисленных блогах, по-прежнему уступая светским сплетням и спортивным событиям. Судя по всему, россияне уже привыкли к тому, что власть имущие в Кремле говорят абсолютно правильные слова, но ничего не делают для преодоления существующих трудностей и исправления ошибок, и жизнь населения не меняется к лучшему.
Критическая статья Медведева породила много кривотолков относительно причин столь резкого публичного выступления президента именно в этот конкретный исторический момент. Думается, что Медведев и его ближайшее окружение преследовали совершенно конкретные политические цели. Речь идет о распределении ответственности в российских верхах за последствия экономического и социального кризиса в стране.
Как показывают опросы общественного мнения, большинство россиян склонны винить во всех своих трудностях правительство в широком, общем смысле этого слова. А вот глава правительства в конкретном смысле – как кабинет министров – Владимир Путин по-прежнему пользуется высоким рейтингом и находится лишь на третьем месте среди виновников ухудшения ситуации в стране. Зато президента Медведева, согласно этим же опросам, россияне в большей степени рассматривают в качестве лица, несущего непосредственную ответственность за кризис, – он на втором месте.
Разумеется, такое положение не может нравиться президенту. Он совершенно не хочет отвечать за ошибки своих предшественников и нынешних коллег и ухудшать свой публичный имидж. Он подвергает критике ошибки прошлого, характеризуя Россию 1990-х гг. то как «парализованное государство», то как «полупарализованное государство», многократно возвращается к теме коррумпированности чиновничества в настоящее время. Тем самым он пытается «перевести стрелки», переложить ответственность с руководства страны на многочисленную бюрократию. Однако именно эта бюрократия, включающая мощные кланы, связанные с нефте- и газодобычей, военно-промышленным комплексом, и составляет опору нынешнего режима и, по сути дела, самого Медведева. Поэтому все заклинания на этот счет – это холостой выстрел в пустоту, который никого не задевает, но производит существенный шумовой эффект.
Конечно, можно возлагать вину за нынешние провалы на традиции прошлого, например, воровство, душевную и умственную лень, как это делает Медведев, критиковать патерналистские настроения в обществе. Однако у президента не звучит основополагающая мысль о том, что государство могло бы раскрепостить частную инициативу, дать возможность гражданам в большей степени проявить себя путем обеспечения большей экономической свободы в стране, уменьшения государственного регулирования и контроля, которые и являются питательной средой для разгула бюрократического произвола и коррупции. На деле же Медведев выступает за усиление государственной роли в экономике, которая, по сути, несовместима с преодолением отсталости и коррупции.
Между тем, российская действительность дает все новые примеры того, насколько Медведев прав в своих критических оценках ситуации в России и как он далек от достижения декларируемых им целей совершенствования демократии. Скажем, на встрече с западными политологами в рамках дискуссионного клуба «Валдай» премьер-министр Путин пообещал, что вопрос о следующем президенте они будут решать вдвоем с Медведевым: «Мы сядем и подумаем, что делать…» Вряд ли такой подход может претендовать на соответствие минимальным требованиям демократии, гражданского общества и правового государства.
Или взять, к примеру, всего лишь один номер известной деловой газеты. В ней сообщаются два, казалось бы, разрозненных факта. Некое ООО «Стройгазмонтаж» планирует получить от "Газпрома" гарантию в размере 39 млн. долларов по взятому им от ВТБ кредиту. Все понимают, что «Газпром» на такие шаги ради посторонних лиц не идет. А «Российская холдинговая компания», которой владеет банк «Северный морской путь», осуществляющий мощную экспансию в Москве, оказывается, является акционером крупнейшего водочного завода «Кристалл». Этот же банк присматривает и за активами государственного «Росспиртпрома».
Что общего между строительством газовых объектов и ликероводочной промышленностью кроме их сверхприбыльности и деловой привлекательности? Во всех вышеупомянутых структурах – и в «Стройгазмонтаже», и «Севморпути», и в РХК – совладельцем является давний знакомый премьера Путина Аркадий Ротенберг, который занимался с ним дзюдо во времена юности в Санкт-Петербурге.

среда, 9 сентября 2009 г.

Знаменательная веха

ЗНАМЕНАТЕЛЬНАЯ ВЕХА В КАМПАНИИ «ЛИДЕРСТВО
ДЛЯ АМЕРИКИ» ФОНДА «НАСЛЕДИЕ»

Президент Фонда «Наследие» Эдвин Фолнер объявил, что Фонду удалось достичь важной вехи в десятилетней кампании «Лидерство для Америки». «В конце августа с.г. число наших спонсоров впервые перевалило за полмиллиона. Это приблизило Фонд на один шаг к цели – к 2017 г. довести их численность до 1 млн. По этому случаю я записал специальный видеоролик. Приглашаю Вас посмотреть его в сети и рассмотреть возможность сделать взнос, не облагаемый налогом, с тем, чтобы я мог включить Вас в списки Фонда «Наследие» (http://www.myheritage.org/leadershipforamerica/five-hundred-thousand-members.html.)
Для меня будет иметь огромное значение, если Вы вступите в ряды Фонда «Наследие», просто щелкнув мышкой вот здесь http://www.myheritage.org/leadershipforamerica/five-hundred-thousand-members.html. Первоначальный взнос составляет всего 25 долларов.
Полмиллиона – это важная веха для Фонда «Наследие» и всего консервативного движения США. Мы воздаем долг благодарности таким сознательным гражданам, как Вы.
Такой быстрый рост наших рядов отражает сохраняющуюся важность консервативных принципов. В отсутствие реального лидерства со стороны политиков и политических партий американцы обращаются к Фонду «Наследие» за решениями наиболее актуальных проблем сегодняшнего дня.
Благодаря «Лидерству для Америки» мы вновь обратились к принципам, которые сделали нашу страну великой: свободному предпринимательству, ограниченному правительству, свободе личности, традиционным американским ценностям и сильной национальной обороне.
У нас есть план воплотить эти принципы в конкретные результаты в Вашингтоне и по всей стране. И по мере того, как число наших активных сторонников увеличивается в каждом избирательном округе, а мы идем вперед, влияние Фонда «Наследие» на общественно-политическую дискуссию будет постоянно расти.
Еще раз, огромное спасибо. Я полон надежды увидеть Ваше имя в списках нашего Фонда. Вперед к миллиону!»

понедельник, 7 сентября 2009 г.

Что было на неделе (31 августа – 6 сентября)

Местные выборы по-московски далеки от демократических стандартов


Предстоящие 11 октября выборы в Московскую городскую думу выходят далеко за рамки рутинного голосования на локальном уровне. Это своеобразные праймериз, промежуточные выборы, которые должны внести ясность в расклад политических сил не только в столице, но и в стране в целом в условиях продолжающегося экономического кризиса.
Москва как крупнейший субъект Российской Федерации и местонахождение федеральных органов власти, где к тому же сконцентрировано около 85 процентов национального финансового капитала, безусловно, является особым предметом внимания со стороны Кремля. Там заинтересованы в обеспечении максимальной лояльности со стороны местных властей и стабильности социально-политической ситуации в городе.
На прошлой неделе завершилась регистрация кандидатов на выборах в Московскую городскую думу, которые будут проводиться как по партийным спискам, так и по одномандатным округам. Она фактически стала мощным фильтром для отсеивания всех тех политиков, которые в той или иной мере находятся в оппозиции к московскому мэру Лужкову, представляющему проправительственную «Единую Россию», и к нынешнему российскому режиму в целом. Неудивительно, что зарегистрированными оказались лишь те партии, которые либо целиком и полностью поддерживают мэра и правительство, или, во всяком случае, воздерживаются от их критики.
Не стоит удивляться в этой связи, что наибольшим благоприятствованием на предстоящих выборах будут пользоваться кандидаты от «Единой России», «Справедливой России» и других прокремлевских партий. Они не испытывали никаких затруднений при регистрации. В предвыборном списке «Единой России» на первых местах находятся сам мэр Лужков и его первый заместитель Людмила Швецова, которые послужат локомотивами для продвижения других кандидатов, но сами работать в Думе, естественно, не будут. Из партий, причисляемых к либеральному крылу, в списках оказалось лишь «Яблоко» с его социал-демократической ориентацией. Один из лидеров оппозиции Борис Немцов считает, что «Яблоко» является пролужковской партией – лидер Сергей Митрохин голосовал за переназначение мэра, а в программе партии нет ни слова о его деятельности».
Оппозиционные кандидаты, представляющие правоцентристское объединение «Солидарность», не только не получили партийной регистрации, но и были отсеяны по одномандатным округам. Предлог один: недействительность подписей, собранных в поддержку кандидата (каждый из них должен был представить не менее 70,9 тыс. подписей, т.е. 1 процент от числа избирателей Москвы). У лидеров «Солидарности» Ильи Яшина и Ивана Старикова под искусственными предлогами были забракованы все 100 процентов подписей. В своем стремлении не допустить регистрации неугодных кандидатов избирательная комиссия доходила до абсурдных решений. У одного из оппозиционеров Игоря Драндина недействительными были признаны 104 (!) процента подписей.
В экспертном сообществе нет никаких сомнений, что отсев кандидатов от оппозиции еще на стадии регистрации – это политическое решение Кремля и московского мэра. Правая оппозиция намерена вести активную кампанию по разоблачению нелегитимности предстоящих выборов и партии власти под лозунгом «За «Солидарность» - против «Единой России». Сторонники «Солидарности» планируют выйти на улицы под лозунгом «Лужков должен сидеть в тюрьме, а не на Тверской, 13!» и распространять среди населения экспертный доклад Бориса Немцова «Лужков. Итоги». Приведенные в нем факты, по мнению автора, неопровержимо говорят о том, что «Лужков немедленно должен быть отстранен от должности мэра и вместе с женой Еленой Батуриной предстать перед судом по статьям о коррупции».
Нельзя сказать, чтобы в Кремле были абсолютно довольны нынешним мэром. Факты массовой коррупции в столице, безусловно, там известны и вызывают раздражение, поскольку становятся достоянием общественности и СМИ, еще больше дискредитируют нынешний режим. Федеральный центр и московские власти нередко соперничают в борьбе за контроль над собственностью и бизнесом в столице. В отдельных случаях федеральные власти и сами поощряют антилужковскую кампанию, стремясь не допустить чрезмерного политического усиления позиций мэра. В последние месяцы федеральными правоохранительными органами по обвинениям в коррупции был арестован ряд высокопоставленных чиновников московского правительства, в том числе руководитель комитета по рекламе. Это можно рассматривать как непосредственный удар по мэру.
Вместе с тем, в Кремле осознают, что Лужков пока в состоянии обеспечивать стабильность и порядок в столице и пользуется значительной популярностью у москвичей, прежде всего благодаря своим социальным программам поддержки малоимущих из городского бюджета. Поэтому федеральные власти, уже подыскивая замену Лужкову в обозримой перспективе, пока не хотят ссориться с ним и демонстративно оказывают ему знаки поддержки. Примечательно, что на праздновании дня города 5 сентября президент Дмитрий Медведев, стоя рядом с мэром, особо отметил успехи Москвы в социальной политике.
Этот сигнал со стороны президента Лужков вполне может интерпретировать как карт-бланш на проведение выборов в местное законодательное собрание в выгодном для себя русле. Поэтому мало у кого вызывает сомнения предстоящая победа на них проправительственной путинско-лужковской «Единой России».
В практическом плане это будет означать, что новая городская дума, как и нынешняя, будет послушным инструментом в руках у Лужкова. Однако в случае его замены каким-либо другим прокремлевским деятелем большинство в законодательном собрании автоматически перейдет к новому мэру, не вызывая какого-либо неудобства для федеральных властей. Мало кого в российских верхах волнует то, что при этом игнорируются интересы рядовых избирателей, которые критически воспринимают социально-политическую и экономическую ситуацию в Москве и были готовы проголосовать за кандидатов от оппозиции. А сейчас они такого выбора лишены.

четверг, 3 сентября 2009 г.

РЕФОРМА ОБРАЗОВАНИЯ И БУДУЩЕЕ ИНДИИ

Бывший помощник по административной работе Института международных исследований им. Дэвисов М. Каффенбергер и эксперт по вопросам экономической политики Центра азиатских исследований Фонда «Наследие» Д. Сизорс отмечают, что одно очень значимое событие в Индии осталось практически незамеченным для остального мира. Индийский парламент одобрил законопроект, гарантирующий бесплатное государственное образование для всех граждан. От того, как этот закон будет проводиться в жизнь, будет зависеть возможность превращения Индии в глобального экономического лидера и глобального экономического партнера США.
Этот закон представляет собой попытку примирить два решающих фактора:
• болезненно низкий уровень грамотности в Индии и нехватку квалифицированной рабочей силы;
• заметный демографический сдвиг в сторону увеличения численности молодежи.

Если эти новые трудовые ресурсы получат адекватное образование, их профессиональное обучение будет легче осуществить, и их труд окажет значительно более благотворное воздействие на индийскую экономику. В этом случае демографические тенденции окажут мощное содействие экономическому росту. Альтернативный же вариант будет ужасным: десятилетия массовой неполной занятости и медленный экономический рост из-за низкой производительности труда.

Необходимость образования

Сердцевина образовательного законопроекта – бесплатное и обязательное восьмилетнее образование для всех детей в возрасте от 6 до 14 лет. С этой целью в законопроекте предусматривается строительство школ во всех населенных пунктах, где их нет, в течение трех лет. У федерального правительства благородные устремления, но реализовывать их – строить школы, обеспечивать бесплатное образование и отслеживать каждого ребенка - должны власти штатов.
Положения законопроекта включают:
• обязательное образование для детей в возрасте 6-14 лет;
• всеобщее бесплатное образование для детей в возрасте 6-14 лет;
• школы должны быть построены во всех населенных пунктах в течение трех лет;
• не должно быть дискриминации в отношении детей из непривилегированных социальных групп;
• частные школы должны предоставлять 25 процентов своих мест детям из непривилегированных социальных групп;
• федеральное правительство должно стандартизировать национальную образовательную программу.

Раздел закона, оставшийся незамеченным, предусматривает создание в каждой школе «комитетов по управлению», на три четверти состоящих из родителей или опекунов. Эти комитеты будут отвечать за мониторинг и подготовку планов, которые лягут в основу действий правительств штатов. Это имеет целью повысить подотчетность школ родителям. Закон также вводит квалификационный сертификат, который каждая школа должна получить от властей штатов. Иначе она будет оштрафована или закрыта.

Демографический вызов

Ставки для законодательства об образовании очень высоки. Одна четверть 1,1-миллиардного населения Индии – это лица моложе 15 лет, более половины - моложе 25 лет, более двух третей - моложе 35 лет. Предположительно, к 2013 г. трудовые ресурсы увеличатся почти на 90 млн. человек – это общая численность трудовых ресурсов Великобритании, Франции и Италии. К 2028 г. население Индии может увеличиться на 370 млн. человек. В Индии будет одновременно самый молодой возрастной состав из всех крупных экономик и самые большие по численности трудовые ресурсы. Такой рост может сделать ее чрезвычайно ценным партнером для США и других стран.
Подобное бурное увеличение рабочей силы традиционно считается позитивным явлением, гарантирующим быстрый экономический рост на 25-30 лет. Увеличение численности работающих означает рост производства, потребления и ВВП. Однако демографический рост не несет чистых выгод автоматически. Обеспечение производственной занятости стольким людям – пугающая перспектива. По одной из оценок, успешный год означает 7 процентов реального роста и не менее 15 млн. новых рабочих мест. Если создание рабочих мест тормозится или рабочие плохо обучены, десятки миллионов останутся безработными или будут иметь неполную занятость.
Сельское хозяйство, где занято три пятых населения Индии, иллюстрирует потенциальную угрозу такого развития событий. Уже сейчас 60 млн. занятых в сельском хозяйстве уволены. Если найти для них работу в промышленности или сфере услуг, это обеспечит 25-процентный рост ВВП в течение пяти лет. Повышение производительности сельскохозяйственного труда – это, конечно, достойная цель, так как ведет к росту доходов и снижению бедности. Однако это также сократит потребность в рабочей силе и увеличит на десятки миллионов армию тех, кто ищет работу в городах.

Неадекватная система

Огромные молодые и профессионально подготовленные трудовые ресурсы Индии способны сыграть большую роль в глобальной экономике. Однако пока что таких трудовых ресурсов нет. Основное внимание концентрируется на высокопрофессиональной рабочей силе в сфере высоких технологий. Однако в ближайшее время наукоемкие компании не смогут обеспечить занятость нового трудоспособного населения, пополняющего трудовые ресурсы страны. Поэтому Индия должна совершенствовать базовые навыки, гарантировать всеобщее начальное образование.
Проблемы выходят за рамки численности этих ресурсов. Бюджет министерства школьного образования и грамотности, которое контролирует начальное и среднее образование и программы ликвидации безграмотности среди взрослого населения, вырос в 2003-2008 финансовых годах почти в пять раз. Между тем, грамотность в масштабе страны составляет лишь 64 процента (90 процентов в Китае). Ясно, что одно лишь финансирование вопрос не решит.
Строительство новых школ - не выход. В настоящее время 25 процентов учителей не являются на работу, и только 50 процентов, находясь в школе, чему-то учат. Лишь один из каждых 3000 чиновников когда-либо увольнял учителя за прогулы. Неудивительно, что половина десятилетних учеников в сельских школах не могут читать даже на уровне шестилеток. В Индексе ЮНЕСКО «Развитие образования для всех в 2009 г.», который ранжирует страны по качеству, распространению и гендерному соотношению в начальном образовании и ликвидации безграмотности среди взрослых, Индия занимает 102-е место из 129-ти.
Необходимы скорейшие существенные перемены. К 2013 г. еще 58 млн. детей, отсеянных из средних школ до завершения образования, могут пополнить трудовые ресурсы. 60 процентов молодых людей, достигших трудоспособного возраста, сконцентрированы в пяти беднейших штатах. Их доступ к образованию может оказаться резко ограниченным.

Законопроект как первый раунд

Законопроект об образовании – это первый позитивный шаг в отражении индийского демографического вызова. Однако потенциальные выгоды и издержки огромны, и еще необходимо сделать очень многое.
Делегирование полномочий с федерального уровня на уровень правительств штатов – это шаг в правильном направлении. Необходимо сделать учителей подотчетными. В новом законопроекте в принципе затрагиваются результаты их деятельности. Новые стандарты подготовки, которые этот законопроект требует от федерального правительства, должны улучшить качество новых педагогических кадров. Местные органы власти будут предоставлять родителям больше возможностей для выбора. Контроль над учителями должен быть, по возможности, максимально децентрализован. В качестве иллюстрации достигнутого успеха: в штате Бихар прогулы учителей снизились наполовину, когда их сделали подотчетными правительству штата.
Штаты должны делегировать местным сообществам и другие полномочия, например, отслеживание школьной посещаемости. Это трудная задача, учитывая размеры населения. Однако если это не делать хорошо, число молодых людей, отсеянных из средних школ, может еще больше возрасти. А это превратит большую часть рабочей силы в бремя.

Частный сектор должен оказать помощь

Федеральное правительство и власти штатов явно нуждаются в большой помощи. Факты свидетельствуют о том, что в очень дешевом частном образовании заинтересованы самые бедные – те, кто рискует остаться без квалификации, без полной занятости и не сможет в полной мере содействовать экономическому развитию. Школы с незначительным финансированием, которое обеспечивается практически полностью бедными родителями, недовольными государственным образованием, лучше по сравнению государственными школами, которые получают значительно большее финансирование.
Однако открытие частного учебного заведения требует многолетней борьбы с бюрократией. Положение нового законопроекта, требующее сертификации каждой школы, создает еще один уровень государственного регулирования. Помимо реализации новых государственных обязательств в отношении образования федеральное правительство и власти штатов должны признать, что в свете демографических перемен необходимо крупномасштабное содействие экономическому развитию Индии со стороны частного сектора с целью ее превращения в процветающую, демократическую и глобальную державу. Развитие Индии – друга Америки, значимость которого постоянно возрастает, – отвечает интересам Соединенных Штатов.

ЯПОНСКИЕ ВЫБОРЫ СОЗДАЮТ ПРОБЛЕМЫ ДЛЯ АМЕРИКАНО-ЯПОНСКОГО СОЮЗА

Эксперт по проблемам Северо-восточной Азии Центра азиатских исследований Фонда «Наследие» Б. Клингнер констатирует, что Демократическая партия Японии (ДПЯ), находившаяся в оппозиции, оправдала прогнозы и одержала сокрушительную победу над отжившей свой век правящей партией. Смена правительства имеет историческое значение: это лишь второй случай за 50 лет, когда Либерально-демократическая партия (ЛДП) лишалась власти. Недовольный и озлобленный электорат сбросил ее с командных высот не только за неспособность разрешить долгосрочные экономические проблемы страны, но и за невозможность дать какую-либо надежду на улучшение в будущем.
Пока неясна степень перемен, которые привнесет победа ДПЯ во внешнюю политику Японии. Заявления ДПЯ о ее политике в сфере безопасности были расплывчатыми и противоречивыми, так как в преддверии выборов она смягчила свои прежние позиции. Свойственные Японии политические ограничения, анемичное финансирование обороны и апатия в обществе будут продолжать препятствовать способности любого премьер-министра добиться значительного изменения курса.
Вместе с тем, очевидно, что ДПЯ будет проявлять меньше готовности к реализации двусторонних соглашений о перегруппировке сил США и будет менее восприимчива к просьбам Вашингтона о расширении Японией ее роли в международной безопасности. Опрос кандидатов от ДПЯ накануне выборов показал, что лишь меньшинство поддерживает цели США в области безопасности, например, направление японских сил в Афганистан, продолжение операций по дозаправке топливом в Индийском океане и изменение принципов коллективной самообороны Японии с целью обеспечения более активной военной роли страны за рубежом. Значительное число кандидатов ДПЯ выступили за то, чтобы Япония больше концентрировалась на проблемах Азии, чем на американо-японском союзе.

Электорат жаждет перемен

Главной заботой электората был выход Японии из экономических трудностей. Общественность была настроена на отстранение правящей партии и на перемены – тот случай, когда «лучше не известный вам дьявол, чем известный». Выступления в пользу экономических реформ, которые превалировали на предыдущих выборах, были отброшены и заменены обещаниями новых государственных программ по увеличению доходов населения.
ДПЯ утроила число мест в нижней палате парламента. Масштабы поражения ЛДП характеризуются тем, что в парламент не прошла половина влиятельных руководителей ее фракций и видных партийцев - министр финансов Кауро Йосано, бывший премьер Тошики Кайфу, бывший начальник секретариата кабинета министров Нобутака Матимура и бывший министр обороны Юрико Коике.
Как показал опрос, проведенный газетой «Асахи симбун», несмотря на широкую общественную поддержку оппозиции, лишь 54 процента респондентов считают, что ДПЯ реально принесет Японии экономическое и политическое улучшение. Это отражает пессимистические ожидания населения в отношении деятельности нового правительства.
Японская политика вступает сейчас в неизвестность, и впереди страну ожидают беспокойные времена. ДПЯ будет непросто добиться быстрых успехов с целью улучшения своего положения перед выборами в верхнюю палату парламента в 2010 г. Коалиции ДПЯ с другими партиями будут усиливаться или ослабевать в зависимости от того, какой политический выбор она сделает с самого начала. Отклонение вправо в политике создаст напряженность в отношениях с ее социалистическими партнерами, тогда как выбор политического курса на ослабление союза с США может заставить ее консервативных членов идти на компромисс с коллегами из ЛДП.

У ДПЯ туманное стратегическое видение

При взгляде на Японию Вашингтон концентрируется главным образом на ее политике во внешней сфере и в сфере безопасности. Однако эти проблемы не были важными для японских избирателей. В реальности, из-за разнообразия идеологического спектра ее фракций ДПЯ еще не знает, какой будет ее внешняя политика. Выбор партией кандидатов на посты министров обороны и иностранных дел станет сигналом того, взгляды каких фракций доминируют. Должно пройти некоторое время, пока проявится целостная стратегия ДПЯ.
Партия давно выступает за такую внешнюю политику, которая менее зависела бы от Вашингтона и основывалась бы на более равноправных отношениях. Однако она отказалась от своих жестких позиций, когда ее шансы на победу на выборах выросли. Предвыборный политический манифест ДПЯ был документом консенсуса, направленным на то, чтобы привлечь электорат и успокоить США.
В то же время, многое в прошлых и нынешних политических заявлениях ДПЯ должно вызывать беспокойство Вашингтона, так как она отстаивает позиции, враждебные интересам США. Например, лидер ДПЯ Юрико Хатояма, подчеркивая, что американо-японский союз будет «оставаться краеугольным камнем японской дипломатии», описывает положение Японии как оказавшейся «между двух огней – США и Китаем». Он отстаивает более «азиацентрический» политический курс, который предусматривает долгосрочную экономическую и политическую интеграцию азиатских стран. Хатояма призывает к созданию азиатского экономического блока с общей региональной валютой и постоянной структурой коллективной безопасности, аналогичной Евросоюзу.
Что касается краткосрочных проблем безопасности, то Хатояма заявил, что когда в январе следующего года истечет срок действия соответствующего закона, он не станет возобновлять антитеррористические операции по дозаправке топливом, осуществляемые японскими морскими силами самообороны. ДПЯ и раньше активно выступала против пролонгации этого законодательства. Она также возражает против переноса авиабазы американской морской пехоты на Окинаве из Футенмы в Наго, считая, что авиаподразделения должны полностью покинуть остров. Партия также не согласна с договоренностью о совместном финансировании передислокации 8 тыс. морских пехотинцев с Окинавы на Гуам. Более того, ДПЯ призвала к пересмотру нынешнего соглашения о статусе сил США.

Союз ждет ухабистая дорога

Пока ДПЯ будет преодолевать внутренние разногласия и добиваться политического консенсуса, Вашингтону остается напряженно наблюдать. Неопределенность порождает подозрения и ошибочное толкование, а потенциал для дипломатических оплошностей у новых американской и японской администраций высок.
Администрация Обамы должна поддерживать баланс между достижением целей безопасности и поддержанием прочных отношений с Японией как важнейшим союзником. Временами эти цели будут вступать друг с другом в противоречие, а это потребует деликатного балансирования и умелого управления со стороны обеих стран.
Способность США влиять на японскую политику будет тормозиться в большей степени, чем когда-либо раньше, правящей партией, которая скептически - если не с подозрением - относится к намерениям Вашингтона. Будущее альянса потребует тонкого, сложного взаимодействия, хотя обе стороны уже приступили к формулированию условий новых отношений.
Вашингтон должен ожидать и принять определенные перемены тона со стороны нового правительства ДПЯ. Излишне жесткий подход США может вызвать раздражение и даже оттолкнуть важнейшего партнера. Соединенные Штаты должны воздержаться от реагирования на каждое политическое заявление членов ДПЯ, особенно тех, кто призывает к резким переменам в политике в сфере безопасности.
Кроме того, Вашингтон должен спокойно посоветовать новому японскому руководству умерить свою риторику, иначе она будет ослаблять понимание значимости американо-японского альянса и необходимости его трансформации для оптимального реагирования на быстро меняющиеся угрозы. Лидер ДПЯ, будущий премьер Юрико Хатояма должен понимать, что управление страной отличается от избирательной кампании.
Вместе с тем, администрации Обамы следует призвать ДПЯ подтвердить существующие отношения союзничества и двустороннюю политику. США должны настаивать на продолжении выполнения Японией своих обязательств, в частности, в отношении соглашений по перегруппировке сил США, операций по дозаправке в Индийском океане и противоракетной обороны.

Статус-кво?

Соединенным Штатам придется сохранять терпение в отношении упорного нежелания Японии изменить комфортный статус-кво, при котором Токио предпочитает экономические решения для вызовов в сфере безопасности и предоставляет минимальные военные ресурсы для защиты национальных интересов за рубежом.
Вашингтон может найти некоторое утешение, осознав, что зловещие прогнозы существенного крена влево в Японии ошибочны. Однако даже незначительные перемены политического курса или изменения тона будут иметь далеко идущие последствия и внесут напряжение в альянс.
Вашингтон также должно беспокоить то, что поддержание двустороннего статус-кво – это, пожалуй, максимум, на что он может рассчитывать. Однако этот статус-кво становится все более неадекватным для реагирования на азиатские или глобальные вызовы безопасности. Администрация Обамы должна дать ясно понять, что медленная трансформация альянса несовместима с быстрым ходом глобальных перемен.

вторник, 1 сентября 2009 г.

Что было на неделе (25 августа – 1 сентября)

К вопросу о фальсификации истории

В последнее время российские власти ведут активную кампанию против того, что они называют фальсификацией истории. В прошедшие дни эти усилия обрели особую интенсивность в связи с двумя крупными историческими датами – 70-летием со дня подписания пакта Молотова-Риббентропа и начала второй мировой войны.
Главная цель Кремля заключается в том, чтобы оправдать заключение советско-германского договора о ненападении и не допустить какого-либо отождествления роли Сталина и Гитлера и, ответственно, коммунистического Советского Союза и нацисткой Германии в развязывании второй мировой войны.
Эти попытки не имеют ничего общего с исторической наукой как таковой. В истории периода, предшествовавшего войне, уже не осталось никаких белых пятен. Все документы обнародованы, конкретные факты общеизвестны.
За борьбой против «фальсификации истории» стоят конкретные политические интересы. Современные руководители России не хотят нести ответственность за те преступления против человечности, которые последовали в результате пакта Молотова-Риббентропа, – массовое уничтожение и депортацию населения на оккупированных территориях Украины, Белоруссии, Польши и стран Балтии. Российские лидеры также не соглашаются с трактовкой итогов второй мировой войны, которая преобладает сейчас в Восточной и Центральной Европе, - что победа СССР в войне с Гитлером лишь заменила одну тиранию другой.
На эту тему в последние дни отмечалось немало публикаций в прессе, были показаны фильмы на центральных каналах. Их лейтмотивом как раз и было оправдание политики СССР в преддверии второй мировой войны и возложение ответственности за ее развязывание на западные страны, включая Соединенные Штаты.
В чем причины такого повышенного внимания к событиям 70-летней давности, которые, казалось бы, должны интересовать только историков? Этим вопросом задаются сейчас многие россияне. Ответ, безусловно, лежит опять-таки в политической плоскости. Критика в адрес Сталина и сталинизма воспринимается Кремлем как проявление антироссийской направленности в политике Запада и как попытки очернить нынешнюю Россию. Руководители страны так и не порвали решительно с наследием коммунистического прошлого. Более того, они продолжают защищать это наследие. А это неизбежно будет сказываться на отношениях России с теми ее бывшими союзниками и партнерами, которые решительно отвергли и преодолели это наследие.
В кампании против фальсификации истории второй мировой войны содержится и значительный внутриполитический компонент. Экономический кризис продолжается, жизненный уровень населения падает. Даже по официальной статистике, за последний год резко возросло число россиян, живущих за чертой бедности. В этих условиях мощная пропагандистская кампания фактически в защиту Сталина – это удобный механизм для того, чтобы отвлечь население от существующих трудностей, вновь выдвинуть идею национального самоутверждения на передний план общественной дискуссии.

Что происходит в российско-белорусских отношениях

Очередная встреча российского президента Дмитрия Медведева с белорусским лидером Александром Лукашенко вновь не принесла каких-либо конкретных результатов в деле улучшения двусторонних отношений. Оба руководителя вышли на эту встречу с обширными списками обещаний, которые не были выполнены противоположной стороной.
В претензиях Минска преобладают экономические факторы – Белоруссия так и не получила обещанный второй транш кредита в 1 млрд. долларов. Лукашенко не признает требований Москвы об уплате долга за поставки газа, ссылаясь на якобы данные Медведевым обещания не повышать для Белоруссии цену на этот энергоноситель.
Что касается Москвы, то ее претензии к Минску носят в основном политический характер. В Кремле недовольны тем, что Лукашенко – вопреки данным им обещаниям – так и не признал независимость Абхазии и Южной Осетии и – тоже вопреки своим обещаниям - не подписал соглашения в рамках ОДКБ о коллективных силах оперативного развертывания.
Помощник Медведева по международным делам Сергей Приходько использовал для характеристики переговоров российского и белорусского президентов обтекаемую формулировку: «Разговор носил открытый и содержательный характер». Для всех, кто знаком с дипломатическим жаргоном, эта словесная конструкция однозначно свидетельствует о полном провале переговоров. Никаких договоренностей по существу имеющихся разногласий достигнуто не было, а многие вопросы, судя по всему, даже не обсуждались ввиду сохраняющихся принципиальных различий.
Вместе с тем было бы преждевременным говорить о разрыве между Москвой и Минском. Россия и Белоруссия связаны многими политическими, экономическими и военными обязательствами. К примеру, несмотря на все негативные факторы в двусторонних отношениях, в конце сентября в Белоруссии пройдут крупномасштабные военные учения обеих стран под кодовым названием «Запад-2009» с ярко выраженной антинатовской направленностью. Значительная степень зависимости Белоруссии от России в любом случае будет сдерживать наметившийся дрейф Лукашенко в сторону Запада.