понедельник, 24 августа 2009 г.

Что было на неделе (10-23 августа)

Выстрели в прошлое из пистолета, оно выстрелит в тебя из пушки

Обычно тихий во всем мире отпускной август в России в последние годы насыщен судьбоносными событиями. Вспоминается и неудавшийся путч 1991 г., и катастрофа «Курска», и война с Грузией в прошлом году. Горячим выдался и нынешний август.
Две крупнейших трагедии этого месяца – авария на Саяно-Шушенской ГЭС в Сибири и террористический акт в Назрани (Ингушетия) – имеют под собой, как ни парадоксально, общие корни. Это игнорирование российскими властями коммунистического прошлого Советского Союза, неадекватная оценка того воздействия, которое оно оказывает на современную ситуацию, и, соответственно, принятие неверных решений.
Авария на Саяно-Шушенской ГЭС унесла более 70 жизней. Ее причины так до сих пор и неясны. Выдвинутые версии – некий гидроудар, отказ оборудования и даже террористический акт – подвергаются сомнению как руководителями, ответственными ха ликвидацию последствий аварии, так и многочисленными экспертами. У населения создается впечатление, что власти опять, как и в советские времена, как, например, во время чернобыльской катастрофы, о чем-то умалчивают, что-то скрывают. Вновь, как и прежде, подвергаются преследованию журналисты, осмеливающиеся критиковать действия властей, задавать неудобные вопросы, выдвигать не совпадающие с официальными версии произошедшего.
Последствия аварии на СШГЭС могут быть действительно катастрофическими для российской экономики. Ведь на ее долю приходилось более 15 процентов производства всей гидроэлектроэнергии страны. Остановка СШГЭС на длительный, как уже сейчас ясно, период времени приведет к неизбежному росту цен на электроэнергию и энергоносители в масштабах государства. А это, естественно, будет означать новый виток инфляции.
Для тех, кто жил в советскую эпоху, многое говорят официальные данные об истории строительства СШГЭС и ее ввода в действие. Заложена она была в преддверии столетия первого вождя советского государства В.И. Ленина в тех местах, где проходила его ссылка в царские времена, и поэтому она считалась особо престижным и приоритетным проектом. Тем не менее, ее строительство продолжалось более 17 лет. Она вводилась в строй в самом конце последнего года одной из пятилеток – 25 декабря 1985 г., то есть в условиях типичного для планового хозяйства аврала, стремления любой ценой отрапортовать в Политбюро о выполнении плана. При этом, как правило, игнорировались вопросы технической безопасности и надежности.
Судя по всему, эти ключевые факторы прошлого не учитывались в ходе эксплуатации СШГЭС в последние годы. От участия в ее мониторинге были отстранены те предприятия, которые производили оборудование, зато к эксплуатационным работам привлекались малоизвестные фирмы, а амортизационные отчисления были в два раза меньше положенных. Эта авария с новой очевидностью продемонстрировала, что объекты инфраструктуры, возведенные в советский период, не только не отличаются высоким качеством и надежностью, но и, устаревая физически и морально, представляют все большую угрозу безопасности населения и страны. Идеализация советского прошлого, получившая немалое распространение при Путине и Медведеве, постоянно оборачивается против ее инициаторов.
В похожем ключе можно интерпретировать и трагедию в Назрани. Там террорист-смертник на машине, начиненной взрывчаткой, подорвал здание местной милиции, в результате чего погибло свыше 20 милиционеров, а почти 200 человек получили ранения. Эта акция логично вписывается в цепочку других террористических актов, которые произошли в Ингушетии и других республиках Северного Кавказа в последнее время. Достаточно вспомнить недавнее покушение на президента Ингушетии, убийство там же министра строительства, расстрел милиционеров в Дагестане.
Президент Медведев резко отреагировал на последний теракт в Назрани, уволив министра внутренних дел этой республики, непосредственно ответственного за непринятие адекватных мер безопасности. Назначив куратором местного МВД заместителя министра внутренних дел РФ Аркадия Еделева, Медведев, по сути дела, ввел прямое управление этим мощным силовым ведомством из федерального центра. На специальном совещании, которое Медведев провел со всеми силовиками в Ставрополе, президент предлагал вроде бы правильные меры – улучшение координации между различными силовыми структурами, совершенствование подбора кадров, борьба с коррупцией в правоохранительных органах. Однако о необходимости этих шагов говорилось уже столько, что они звучат, скорее, как шаманские заклинания, чем как конкретная программа действий.
Сильный бюрократический ход на этом совещании сделал новый куратор ингушской милиции генерал Еделев. Он представил дело таким образом, что взрывоопасная обстановка в республике обусловливается вмешательством из-за границы, подчеркнув, что терроризм и ваххабизм в России подпитываются из-за рубежа, в том числе из Грузии. Подоплека этого заявления прозрачна: если террористическая деятельность в Ингушетии финансируется и направляется из-за границы, то местное МВД мало что может сделать для борьбы с ней и не может нести ответственность за нее.Из концепции Еделева следует, что это уже проблема всего государства, всей структуры национальной безопасности, включая дипломатию, разведку и контрразведку и даже вооруженные силы.
Медведев не принял версии замминистра МВД. Признав, что финансирование терроризма из-за рубежа существует, он все же подчеркнул, что главные проблемы лежат внутри страны. Но вот его вывод о том, что условия для экстремизма были созданы при распаде СССР, по существу неверен. Сепаратистские и криминогенные тенденции существовали на Северном Кавказе задолго до распада Советского Союза. Другое дело, что они долгое время игнорировались властями на федеральном уровне, а местные власти скрывали истинное положение вещей.
Корни нынешней ситуации ведут не во времена распада СССР, а в советские чистки 1920-1930-х гг. и массовые сталинские депортации населения в годы Великой Отечественной войны. Игнорирование этих исторических факторов вновь и вновь подводит российские власти. Не умея правильно оценить причины возникновения современной ситуации на Северном Кавказе, власти постоянно допускают одни и те же ошибки в решении нынешних проблем.
Как сейчас становился ясно, попытки урегулировать обстановку на Северном Кавказе путем массированного вливания финансовых средств, подкупа местных элит не сработали. Экономический кризис ограничил возможности Москвы покупать лояльность влиятельных кланов на Северном Кавказе и повлек за собой новый раунд дестабилизации в регионе. У Кремля явно нет целостной стратегической программы и адекватных ресурсов для нормализации ситуации. Это чревато серьезными негативными последствиями для безопасности страны в целом.

понедельник, 10 августа 2009 г.

Что было на неделе (3-9 августа)

Государственное регулирование набирает обороты

На прошлой неделе вновь проявилась тенденция к усилению государственного контроля над экономикой. Президент Дмитрий Медведев провел специальное совещание по проблемам малого и среднего предпринимательства, которое вновь показало стремление властей активно регулировать все сферы экономической жизни.
На словах руководители всех уровней выступают за поддержку частной инициативы, против бюрократического произвола. Медведев даже утверждал, что форсированное развитие малого и среднего бизнеса - это основное антикризисное средство. Однако несмотря на все эти заклинания со стороны власть предержащих, ситуация практически не меняется. Это вынужден был признать и сам президент. По его словам, на местах нормы федеральных законов «изменяются и извращаются».
Совещание под эгидой президента также продемонстрировало, что разросшаяся российская бюрократия вполне безнаказанно осуществляет не санкционированные или ограниченные законом проверки, занимается вымогательством, устанавливает произвольные правила и нормативы. Дело доходит до абсурда. В одном из продовольственных магазинов проверяющие, обнаружив плесень на специфическом французском сыре, тут же изъяли всю партию как бракованную.
Власти не понимают или не хотят понимать элементарного факта с точки зрения экономической свободы: пока будет существовать немеренное количество государственных регулирующих норм, правил и ограничений, бюрократия будет этим пользоваться и успешно обходить декоративные законы, призванные ограничить ее полномочия, но не предусматривающие конкретных механизмов для этого.
На прошлой неделе Медведев выступил еще с одной инициативой – поручил прокуратуре и Контрольному управлению своей администрации заняться проверкой госкорпораций. Безусловно, с точки зрения рыночной экономики статус и функции этих экономических структур весьма сомнительны. Концентрируя в своих руках колоссальные активы и полномочия, они распоряжаются ими абсолютно нетранспарентно, а их деятельность скрыта от публичного контроля. Они также, безусловно, наносят вред свободной конкуренции, ограничивают возможности развития малого и среднего бизнеса.
Секрет благополучия таких крупнейших госкорпораций, как «Внешэкономбанк», «Роснанотех», «Ростехнологии», «Росатом» и других, заключен в тесных связях их руководителей с Кремлем. Они пользуются политическим покровительством на высшем уровне, получают значительные экономические привилегии.
Что же скрывается за медведевской инициативой о проверке госкорпораций? Вполне возможно, что речь идет о подготовке нового раунда перераспределения собственности в России. Проверка может привести к изменению статуса отдельных корпораций, кадровым переменам в их верхушке. Очевидно, однако, что эта инициатива не изменит сложившуюся систему сращивания власти и экономических структур наподобие южнокорейских чеболей. А, следовательно, государственное вмешательство в экономику будет сохраняться и, возможно, даже возрастать, как и доля государства в валовом внутреннем продукте.
Динамика внешнеторгового оборота России фактически подтверждает, что энергетическая ориентация российской экономики по-прежнему сохраняется. Благодаря растущим ценам на энергоносители, падение темпов экспорта несколько замедлилось, а падение импорта из-за обесценивания рубля несколько ускорилось. В этой связи возросло положительное сальдо внешней торговли. Эта ситуация укрепляет позиции государственных энергетических корпораций, чьи доходы за счет экспорта нефти и газа растут, и ослабляет другие сектора экономики, где частные предприятия не могут похвастаться успехами на ужавшихся внешних рынках.

вторник, 4 августа 2009 г.

Приоритеты для нового генерального секретаря НАТО

1 августа вступил в должность новый генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Старший эксперт по европейским проблемам Центра свободы им. М. Тэтчер Фонда «Наследие» С. Макнамара сформулировала некоторые рекомендации относительно приоритетов деятельности нового руководителя альянса. Она напоминает, что решение о назначении Расмуссена, принятое на саммите НАТО в апреле с.г. в Страсбурге-Келе, не было бесспорным из-за сильной оппозиции Турции. Однако важно то, что он вступает в должность с ясным видением перспектив альянса.
Расмуссен стоит перед лицом многочисленных проблем. Самая неотложная из них – это обеспечить поддержку миссии НАТО в Афганистане в переломный момент для дислоцированных там Международных сил содействия безопасности. Ключевыми проблемами по-прежнему остаются также переговоры по выработке новой стратегии, отношения между НАТО и Евросоюзом и дальнейшее расширение альянса. Расмуссен должен посвятить себя делу оздоровления НАТО и восстановления чувства единства внутри альянса.

Афганистан

В ходе своего прощального турне бывший генеральный секретарь НАТО Йап де Хооп Схеффер послал европейским союзникам НАТО ясный сигнал о том, что они должны принять на себя более значительную часть бремени миссии в Афганистане. Он также стремился донести мысль о том, что миссия в Афганистане - это вопрос необходимости, а не выбора. Эта идея задала тон главной проблеме альянса – получению поддержки всех членов НАТО в отношении новой всеобъемлющей стратегии наращивания военной мощи в Афганистане.
Хотя НАТО – это межправительственная организация, и генеральный секретарь не вправе потребовать от стран-участниц развернуть больше боевых сил или отменить введенные на национальном уровне оперативные ограничения, он может публично аргументировать необходимость миссии в Афганистане и четко характеризовать существующие угрозы. Неравномерное распределение бремени и рисков угрожают не только оперативному успеху в Афганистане, но и жизнеспособности альянса в целом.
Расмуссен в состоянии выступать с авторитетными заявлениями по Афганистану. Еще в качестве премьер-министра Дании он противостоял широкой внутриполитической оппозиции направлению боевых сил в Ирак и Афганистан. Дания выделила в состав Международных сил содействия безопасности 700 военнослужащих, которые несут службу без национальных ограничений, лимитирующих их географическое или оперативное развертывание. В ходе боевых действий в Афганистане Дания потеряла 24 военнослужащих, что в пересчете на душу населения демонстрирует глубокую приверженность этой маленькой страны своим обязательствам – в сравнении с более крупными странами, например, Францией и Германией.
Задача Расмуссена также должна состоять в выстраивании консенсуса вокруг всеобъемлющей стратегии в отношении Афганистана и убеждении всех членов альянса предоставить необходимые для успеха ресурсы. В последние шесть лет НАТО неоднократно пересматривала старые и принимала новые планы, но так и не реализовала их путем предоставления необходимых ресурсов в финансовой, военной сфере или в области безопасности. Повсеместно в Афганистане требуются дополнительные боевые силы, инструкторы, полицейские наставники, восстановительные подразделения и другие вспомогательные силы, а также средства авиапереброски и экономическая помощь.

Расширение НАТО

Расмуссен также должен выстроить консенсус вокруг «политики открытых дверей» НАТО. Расширение НАТО стало успехом как для самого альянса, так и для присоединившихся государств. Закрыть дверь в НАТО для желающих вступить в этот союз означает предать ее основополагающие принципы и ликвидировать важный элемент более широкого процесса евроатлантической интеграции.
Расширение альянса на восток остается особенно спорной проблемой внутри НАТО. Франция и Германия твердо противостоят расширению, страны Балтии и восточноевропейские государства поддерживают его, а Соединенные Штаты занимают выжидательную позицию. Такой раскол опасен для альянса и посылает его потенциальным членам противоречивый сигнал. Несомненно, имеет место и российское влияние, преследующее цель наложить вето на дальнейшее расширение НАТО.
Отказ предоставить Украине и Грузии «План действий по подготовке к членству в НАТО» на саммите в Бухаресте показал, что Москва способна оказывать влияние внутри НАТО, используя франко-германскую оппозицию ее расширению. Дальнейшее замораживание решения по «Плану действий» для Украины и Грузии не поможет зарубцевать трещины в отношении расширения внутри НАТО, а лишь вдохновит Россию считать, что она имеет право вето на дальнейшее расширение блока.
Поскольку НАТО является одновременно оборонительной и политической организацией, ее «политика открытых дверей» символизирует приверженность альянса целостной, свободной и мирной Европе. Важно, чтобы Расмуссен незамедлительно направил России сигнал, что НАТО не поддастся запугиванию и, добиваясь улучшения своих отношений с Россией, не позволит использовать расширение как предмет торга с Москвой.

Отношения между НАТО и Евросоюзом

Опыт работы Расмуссена в самом сердце Евросоюза дает ему преимущества «инсайдера» в осуществлении оптимальной перестройки отношений между НАТО и ЕС. Реинтеграция Франции в структуры военного командования НАТО в сочетании с предрасположенностью администрации Обамы к глубоко интегрированному Евросоюзу угрожает передачей верховенства НАТО в архитектуре безопасности Европы Евросоюзу.
Если НАТО утратит верховенство в делах европейской безопасности, то рухнут и договоренности по безопасности и неделимость американо-европейской безопасности. Создание второго оборонительного альянса в Европе с собственным оперативным штабом, оборонной стратегией и военным персоналом неизбежно будет происходить за счет НАТО. Поэтому, добиваясь, чтобы европейские партнеры несли более значительное бремя в деле обеспечения глобальной безопасности, Расмуссен должен подчеркнуть верховенство НАТО и установить рабочие отношения с Евросоюзом, которые обеспечат лучшую взаимодополняемость, например, в Афганистане.
Следует пересмотреть партнерство между НАТО и ЕС в соответствии со следующими принципами:
• верховенство НАТО в альянсе трансатлантической безопасности первостепенно;
• Евросоюз должен быть гражданским дополнением к НАТО;
• не должно быть дублирования с НАТО, включая оперативное планирование и командные возможности ЕС на любом уровне;
• НАТО должна иметь хотя бы одно верховное командование в Соединенных Штатах;
• НАТО должна использовать все свои ресурсы исключительно для собственных миссий;
• силы и средства для осуществления «Европейской политики безопасности и обороны» должны предоставляться дополнительно, а не за счет взносов в НАТО ее стран-участниц.

Стратегическая концепция

Насколько успешной окажется работа Расмуссена по проведению переговоров о новой стратегической концепции, покажет заключительный документ, который будет направлять деятельность альянса на протяжении последующего десятилетия. С момента принятия последней стратегической концепции в 1999 г. НАТО стала свидетелем террористических актов 11 сентября 2001 г., уже на следующий день впервые применила Статью V Устава НАТО и в результате вступила в боевые действия в Афганистане. Уже существует соблазн исключить будущие экспедиционные операции и сформулировать такую стратегическую концепцию, которая выглядела бы как список покупок для Евросоюза. Вместо этого, данный процесс должен стимулировать приверженность стран-участниц НАТО и акцентировать приоритет трансатлантической безопасности, включая незыблемость Статьи V. Кроме того, в ней необходимо признать, что экспедиционные операции необходимы для отражения вызовов безопасности.
Если новая стратегическая концепция будет расплывчата и отражать приоритеты Евросоюза, станет ясно, что Расмуссену не удалось сконцентрироваться на переговорах о центральной цели и видении перспектив НАТО. В стратегической концепции должен рассматриваться новый характер угроз, а также готовность и способность членов альянса противостоять этим вызовам. Поэтому может потребоваться отдельная внутренняя оценка для рассмотрения расхождений в возможностях, способности и готовности членов НАТО к действиям, а также внешняя оценка для лучшего понимания возникающих угроз, например, кибер-терроризма, распространения баллистических ракет и оружия массового уничтожения.

Гарантия значимости НАТО

Со времени распада Советского Союза НАТО пришлось столкнуться со сложными вызовами в сфере безопасности и осуществлять военные операции, включая развертывание большого многонационального контингента далеко за пределами европейской арены. Теперь, когда миссия в Афганистане вступает в критическую фазу, генеральный секретарь НАТО не должен быть просто главным менеджером. Расмуссен должен стать динамичным лидером, способным восстановить единство альянса по ряду проблем, начиная с Афганистана. Он также должен восстановить доверие к долгосрочной «политике открытых дверей» НАТО и добиться таких взаимоотношений с Евросоюзом, которые дополняли бы НАТО, а не дублировали ее функции. Оздоровление НАТО будет для Расмуссена непростым делом. Но оно необходимо для сохранения значения альянса.

понедельник, 3 августа 2009 г.

Что было на неделе (20 июля - 2 августа)

Кремль пытается консолидировать анти-НАТО

Кремль серьезно обеспокоен ростом центробежных тенденций в постсоветском пространстве и отчетливой ориентацией ряда сопредельных государств, прежде всего Украины и Грузии, на сближение с западными структурами политического сотрудничества и безопасности – НАТО и Евросоюза. Визит вице-президента США Джо Байдена на Украину и в Грузию был воспринят в Кремле с раздражением как, пусть, робкая, но все же, попытка поддержать Киев и Тбилиси в их стремлении проводить независимую от Москвы политику и вступить в НАТО. А высказывание Байдена о том, что ослабление российской экономики вынудит Москву пойти на уступки Западу и отказаться от попыток главенствовать на постсоветском пространстве вообще вызвало истерическую реакцию со стороны высокопоставленных российских чиновников.
На фоне обостряющихся отношений с Украиной и Грузией Москва форсирует укрепление Организации Договора о коллективной безопасности и ее коллективных сил оперативного реагирования (КСОР). Этот проект рассматривается Москвой как еще один противовес растущему влиянию НАТО в постсоветском пространстве – в дополнение к механизмам, формируемым Россией совместно с Китаем в рамках Шанхайской организации сотрудничества.
Именно проблеме укрепления ОДКБ и ускоренного развертывания КСОР был посвящен неформальный саммит ОДКБ в киргизском Чолпон-Ата. Поскольку политические стимулы для блокового строительства у союзников Москвы не слишком сильны, Россия даже в условиях экономического кризиса вынуждена постоянно прибегать к финансовым инструментам для их консолидации вокруг себя.
Важнейшим итогом встречи в Чолпон-Ате стала договоренность между Москвой и Бишкеком об открытии в Киргизии еще одной российской военной базы, которая будет использоваться именно для нужд КСОР. Экономическая цена этого решения для России весьма велика. Президент Дмитрий Медведев обещал киргизскому лидеру Курманбеку Бакиеву предоставить в полном объеме ранее обещанный кредит в размере 2 млрд. долларов.
Не так просто обстояла ситуация с белорусским президентом Александром Лукашенко, который 2 месяца назад из-за российских санкций в отношении белорусской молочной продукции отказался подписать договоренность о КСОР. Москва пошла на серьезные уступки Минску. Непосредственно перед саммитом в Киргизии Москва официально объявила, что проблем с поставками белорусской молочной продукции в Россию больше не будет. Судя по всему, Лукашенко также получил определенные гарантии в отношении российского кредита размером в 500 млн. долларов. Однако, несмотря на мощное давление и посулы Кремля, Лукашенко не стал подписывать соглашение по КСОР непосредственно в Киргизии, а лишь пообещал сделать это в ближайшее время.
Таким образом, он продолжает вести двойную игру – демонстрирует Западу свою готовность сотрудничать с ним и дистанцироваться от России и в то же время флиртует с Кремлем в обмен на экономические привилегии и субсидии. Осенью в Белоруссии должны состояться самые крупные за последние два десятилетия маневры российских и белорусских войск под названием «Запад-2009» с явной антинатовской направленностью.
Очевидно, однако, что экономические трудности России будут препятствовать выделению дополнительных ресурсов на формирование мощного антизападного военно-политического блока, и это, несомненно, будет ограничивать возможности и эффективность ОДКБ и ее коллективных сил оперативного реагирования как военно-политического фактора, используемого Россией для сдерживания процесса экспансии НАТО.

Как российские власти понимают коррупцию

В последнее время на разных уровнях власти в России ведется много разговоров о борьбе с коррупцией. Однако противоречивые заявления на этот счет со стороны высших должностных лиц говорят о том, что у них нет ни единого понимания ситуации в этой сфере, ни четкой стратегии борьбы с ней.
На прошлой неделе это обстоятельство отчетливо проявилось в латентной полемике между президентом Медведевым и Министерством внутренних дел. По данным МВД, за последнее время количество и качество взяток в России значительно увеличилось. В этом году средняя величина взятки составила 27 тыс. рублей, что почти в три раза больше, чем в прошлом. На 26 процентов возросло количество выявленных и зарегистрированных преступлений, связанных с получением взяток.
Несмотря на имитацию властями бурной деятельности по борьбе с коррупцией, половина населения по-прежнему считает эту борьбу неэффективной. А большинство граждан вообще полагают, что жаловаться на взяточников в правоохранительные органы «бесполезно и опасно». Такие данные ставят под сомнение действенность антикоррупционной политики Кремля и полностью ее дискредитируют.
Закономерно, что президент Медведев не замедлил откликнуться на критические оценки, заявив, что разговоры о резком росте уровня взяток – «вранье». Однако многочисленные факты, которые приводят независимые общественные организации и центры исследования общественного мнения свидетельствуют о том, что МВД в своих оценках масштабов коррупции гораздо ближе к истине, чем президент.
Официальная статистика правоохранительных органов однозначно свидетельствует о том, что коррупции подвержены практически все сферы профессиональной деятельности, а не только те, которые примыкают к преступному миру, как на Западе. Так, по заявлению председателя следственного комитета при российской прокуратуре Александра Бастрыкина, наиболее коррумпированными являются правоохранительная сфера и области здравоохранения и образования. Растет коррупция в финансово-бюджетной сфере.
Поскольку высшая власть в России фактически не признает реальных масштабов коррупции, то и невозможно ожидать от нее эффективных мер борьбы с этим всепроникающим явлением.