понедельник, 29 сентября 2008 г.

Что было на неделе (23-28 сентября)

Военная политика Медведева чревата большими рисками

Во время своего визита на Камчатку президент Медведев озвучил амбициозные планы развития вооруженных сил страны на ближайшие годы. Они включают приведение всех дивизий в постоянную готовность, совершенствование систем командования и управления, улучшение кадрового состава, модернизацию стратегических и конвенциональных сил и улучшение социального статуса военнослужащих. В конкретном плане Медведев высказался за создание мощной военно-космической обороны страны с функциями ПРО и ПВО, а также за дальнейшее строительство атомных подводных лодок с межконтинентальными баллистическими ракетами.
На прошлой неделе в России начались крупнейшие в ее новейшей истории командно-штабные учения «Стабильность-2008». Согласно их сценарию, в свете возникшего для России угрозы крупного вторжения из-за рубежа будут осуществляться стратегические переброски и развертывание сухопутных войск. А на стадии прямой агрессии будут использованы стратегические ядерные силы – с запуском межконтинентальных ракет наземного и морского базирования и полетами дальней авиации. Это наиболее мощная демонстрация силы в глобальном масштабе за последние 20 лет.
Масштабы модернизации и боевой подготовки вооруженных сил, планируемые Кремлем, наводят на мысль о том, что России грозит опасность попасться в ту же ловушку гонки вооружений, которая в свое время привела к краху Советский Союз. Нынешние программы военного строительства - вопреки официальным утверждениям - носят и симметричный, и асимметричный характер в отношении американских оборонных проектов, сочетают оба эти компонента.
К примеру, в ответ на американские планы развертывания ПРО Россия намерена одновременно наращивать стратегические наступательные силы и создавать собственную систему противоракетной обороны. Таким образом, на российскую экономику ложится двойное бремя. И если в настоящий момент в свете колоссальных поступлений от продажи энергоносителей Россия еще может его выдерживать, то в обозримой перспективе, с усугублением кризисных явлений в экономике, новый раунд гонки вооружений способен вновь привести к краху, как это было с Советским Союзом в 1980-е гг.

Что характеризует экономический кризис в России

За последнюю неделю ситуация на финансовых и фондовых рынках несколько стабилизировалась. Однако говорить о преодолении кризиса пока преждевременно. Отток капитала из страны со времени начала российско-грузинского вооруженного конфликта составил, по некоторым оценкам, до 50 млрд. долларов. Даже официальные лица, например, помощник президента по экономическим вопросам Аркадий Дворкович, прогнозируют снижение ВВП в этом году не менее чем на 1 процент.
Правительство планирует выделить государственные средства российскому бизнесу для приобретения им подешевевших сейчас западных активов. Это мотивируется необходимостью укрепления безопасности России и содействием ее технологического развития. Разумеется, деньги получат только те компании, которые близки к Кремлю. Эта мера, безусловно, ляжет тяжелым бременем на бюджет.
Сейчас уже ясно, что финансовый кризис в России будет иметь серьезные последствия для российских кредитных организаций. Эксперты полагают, что число банков в России может сократиться на 30 процентов. Они будут поглощены более крупными структурами, которые пользуются поддержкой со стороны государства. Это резко сократит возможности для конкуренции на финансовом рынке.
Крупной проблемой для страны остается коррупция. Международный центр антикоррупционных исследований «Транспэренси интернэшнл» констатирует, что борьба с коррупцией в России не приносит плодов и ситуация сейчас наихудшая с 2000 г. В его рейтинге Россия сейчас занимает 147 место из 180-ти, вместе с Сирией, Бангладеш и Кенией.

Внешнеполитическая активность: курс на антиамериканскую коалицию

Главным внешнеполитическим событием недели стал, пожалуй, визит венесуэльского президента Уго Чавеса в Россию. Было достигнуто важнейшее решение о создании российско-венесуэльского нефтегазового консорциума, которое открывает российским компания широкие возможности для экспансии в Латинской Америке. Кроме того, Чавесу выделен кредит в размере 1 млрд. долларов на покупку российских вооружений. Это еще больше втягивает Каракас в орбиту интересов Москвы.
В то же время, очевидно, что Кремль рассматривает меры по экономическому и политическому сближению с Чавесом в качестве серьезного средства его поддержки во внутри- и внешнеполитическом плане. В Москве явно рассчитывают на то, что благодаря сотрудничеству с Россией Чавесу удастся удержаться у власти и укрепить свои позиции. Однако предстоящие местные выгоды в Венесуэле могут привести к победе ряд оппозиционных Чавесу кандидатов, а это чревато рисками для реализации проектов российско-венесуэльского энергетического сотрудничества на местах.
Сближение с Чавесом – не единственный фактор, который Россия использует для того, чтобы продемонстрировать свое раздражение линией Вашингтона в российско-грузинском конфликте и планами развертывания ПРО в Восточной Европе. Москва сначала отложила принятие резолюции Совета безопасности ООН по Ирану, а затем поддержала беззубый проект, который фактически не вносит никаких новых моментов в сдерживание ядерных амбиций Тегерана и лишь чисто символически подтверждает продолжение сотрудничества России с Западом в этой области. Таким образом, если перефразировать известное высказывание Рейгана, на иранском направлении Россия стала не решением, а проблемой.

Перемены на правом фланге российской политики

Союз правых сил – наиболее известная российская праволиберальная партия – переживает тяжелый кризис. На прошлой неделе сложил свои полномочия и вышел из партии ее председатель Никита Белых. Это решение стало результатом длительной борьбы между двумя основными группировками в партии- прокремлевской, примыкающей к Анатолию Чубайсу, который возглавил сейчас крупную государственную корпорацию «Роснанотехнологии», и оппозиционную, в которую входят многие деятели демократического движения 1990-х гг.
В последнее время СПС подвергался сильному давлению со стороны властей, особенно на местах, где члены партии сталкивались с дискриминацией, связанной с их политическими взглядами. Со своей стороны, Кремль последовательно вел линию на то, чтобы маргинализировать оппозиционные силы внутри СПС и превратить его в послушную и управляемую партию. Во многом это удалось. Сейчас во главе СПС встал Леонид Гозман, ставленник Чубайса.
Выживание СПС находится под большим вопросом. На этой неделе, скорее всего, будет принято решение о роспуске или коренной реструктуризации партии, которое приведет к полному устранению из ее рядов оппозиционных Кремлю элементов. Однако они, в свою очередь, намерены образовать собственную правую партию как альтернативу кремлевскому проекту. Среди ее руководителей могут оказаться такие известные правые политики, как Борис Немцов, Владимир Рыжков, Никита Белых и Гарри Каспаров. Но этой партии будет чрезвычайно трудно конкурировать в политической борьбе с прокремлевской структурой, которая будет пользоваться поддержкой властей и получать финансирование со стороны связанных с ними корпораций.

вторник, 23 сентября 2008 г.

Что было на неделе (18-22 сентябоя)

Российский финансовый кризис продолжается

На прошлой неделе российские валютные и фондовые биржи по-прежнему лихорадило. Курсы акций то резко падали, то снова поднимались. Правительство неоднократно прерывало торги и ограничивало свободу маневра для их участников, что также не вносило стабильности. В конечном итоге правительство пошло на беспрецедентную меру – для урегулирования кризиса российским банкам выделена астрономическая сумма в 120 млрд. долларов. Причем, большая их часть приходится на три крупнейших банка, тесно связанных с нынешним режимом – Сбербанк, Внешторгбанк и Газпромбанк.
Однако это латание дыр нужных результатов пока не приносит. Малые и средние банки по-прежнему испытывают острый дефицит ликвидности, а механизмы восстановления доверия при помощи больших банков практически отсутствуют.
К числу успехов правительства можно отнести то, что пока удалось избежать массовой паники среди населения. А оно в России в свете многократных провалов государственной финансовой политики и конфискационных мер в денежной сфере в прошлом особо чувствительно к любым тревожным индикаторам в экономике.
Тем не менее, говорить о долгосрочной стабилизации пока явно преждевременно. Массовое вливание государственных средств в экономику неизбежно приведет к дальнейшему росту инфляции, которая и так уже превысила годовой правительственный ориентир. Не исключено, что в этих условиях возрастут инфляционные ожидания населения и проявится ажиотажный спрос, который только катализирует потребительские цены. Судя по всему, правительство к такому варианту не готово.

Российская внешнеполитическая экспансия

На фоне глубоких финансовых пертурбаций в России весьма опасной выглядит тенденция к дальнейшей внешнеполитической экспансии в глобальном масштабе. Как показывает опыт бывшего Советского Союза, это весьма дорогостоящее удовольствие, которые неизбежно имеет отрицательные последствия для экономического развития.
На прошлой неделе четко обозначилось стремление Москвы к укреплению своих геополитических и экономических позиций в Латинской Америке в пику Соединенным Штатам. В Кремле, очевидно, полагают, что развитие союзнических отношений с Кубой и Венесуэлой и создание альянса с ними станет «асимметричным ответом» на активизацию роли США в постсоветском пространстве и размещение элементов ПРО в Чехии и Польше. Визит вице-премьера Игоря Сечина, известного своей близостью к Владимиру Путину, в Гавану, Каракас и Манагуа продемонстрировал, что Москва пытается использовать все доступные ей рычаги для создания антиамериканской коалиции в этом регионе и ее усилия находят позитивный отклик со стороны Чавеса, Кастро и Ортеги.
Показателями серьезности намерений Москвы стали и демонстративный полет стратегических бомбардировщиков «Ту-160» в Венесуэлу с последующим облетом Карибского бассейна, и предстоящие в ноябре российско-венесуэльские военно-морские маневры с участием флагмана Северного флота ВМФ РФ «Петр Великий». Военное сотрудничество между Москвой и Каракасом активно дополняется взаимодействием в сфере энергоресурсов и торговли оружием. Для Кубы у России припасены привлекательные программы содействия космическим исследованиям, поощряющие политические амбиции нынешнего режима.
Все эти шаги направлены на то, чтобы подорвать у Соединенных Штатов чувство безопасности своих рубежей в Западном полушарии и вынудить Вашингтон занять более мягкую позицию в отношении России.
Активизируется и экспансия России в районе Арктики. Этому вопросу было посвящено специальное заседание Совета безопасности. Главная цель Москвы здесь, разумеется, - это расширение ресурсной базы страны за счет колоссальных природных запасов арктического региона. По мнению президента Медведева, Арктика должна стать» главной ресурсной базой России XXI века», поскольку там находится около четверти мировых запасов углеводородов. Для реализации этой цели Москва планирует использовать целый набор политических, экономических и даже военных средств.
Ближайшая цель России – обосновать свои претензии на расширение экономической зоны в Арктике и постараться добиться их одобрения в ООН. Как известно, в 2001 г. подобные претензии уже были отклонены за недостатком доказательств. Для укрепления российских позиций в Арктике планируется серьезно усилить силы ВМФ в этом регионе, а также морские части и авиацию пограничной службы ФСБ.
В обозримой перспективе все эти меры чреваты прямым конфликтом между Россией и другими государствами арктического региона. Причем, все они – США, Канада, Дания, Норвегия – являются членами НАТО. И это, безусловно, усугубит блоковый характер противостояния в регионе.
Важной составляющей частью российской внешней политики на современном этапе является усиление влияния Москвы в Украине и предотвращение ее вступления в НАТО и Евросоюз. Многие московские эксперты не сомневаются, что за нынешним политическим кризисом в Киеве стоит Кремль, который заинтересован в максимальной дестабилизации позиций президента Ющенко и приходе к власти сил, ориентированных на Москву.
Для этого у России есть серьезные политические и экономические возможности. Большинство населения восточной части Украины тесно связано с Россией и более чем сдержанно воспринимает сближение официального Киева с Западом. Здесь присутствуют и влиятельные пророссийские политические силы. Так, на прошлой неделе парламент Крыма призвал Верховную раду в Киеве последовать примеру России и признать Абхазию и Южную Осетию. Эта позиция полностью идет вразрез с линией президента Ющенко, который поддерживает президента Грузии Саакашвили и территориальную целостность его страны.
Тем временем, по заявлениям украинских официальных лиц, Москва проводит в Крыму ту же политику, что и в Абхазии, и Южной Осетии - в массовом порядке раздает российские паспорта всем желающим стать гражданами Российской Федерации. Это создает на обозримое будущее реальную возможность для того, чтобы под предлогом защиты российских граждан осуществить в Крыму такую же силовую акцию, как это было в минувшем августе в Южной Осетии. А ведь Крым имеет для Москвы гораздо большее стратегическое и политическое значение, чем Южная Осетия. Прежде всего, это основная база российского Черноморского флота. Киев требует его вывода из Крыма к 2017 г. но действенной альтернативы для его базирования у Москвы пока нет. Поэтому можно с большой долей уверенности прогнозировать активизацию попыток Кремля сохранить свой флот в Крыму и возрастание напряженности между Россией и Украиной по этому вопросу.

среда, 17 сентября 2008 г.

Что было на неделе (2-16 сентября)

Россия после конфликта с Грузией

Российско-грузинский конфликт по-прежнему далек от разрешения. В Тбилиси и Москве продолжают по-разному интерпретировать достигнутые при посредничестве Евросоюза договоренности. В Кремле явно заинтересованы в том, чтобы максимально ограничить участие международных организаций в наблюдении и осуществлении миротворческих функций. Россия фактически получила «добро» на размещение своих вооруженных сил в Абхазии и Южной Осетии, и это серьезно укрепило ее военно-политические позиции на Кавказе.
Прошедшая на прошлой неделе встреча руководителей Организации Договора о коллективной безопасности, включающей в себя союзников России в постсоветском пространстве, показала, что Москва активно ведет курс на превращение этого форума в мощный военно-политический блок для противостояния НАТО. В отличие от встречи Шанхайской организации сотрудничества в Душанбе двумя неделями раньше Москве в большей степени удалось заручиться поддержкой союзников в отношении военной акции против Грузии. Ключевой значение для России имеет и согласие других участников ОДКБ наращивать военную составляющую Договора. Однако даже здесь Кремль столкнулся с нежеланием партнеров признать независимость Абхазии и Южной Осетии.
Большое значение в Кремле придают сейчас пропагандистскому сопровождению внешнеполитической линии. Судя по всему, и Путин, и Медведев отдают себе отчет в том, что первый раунд информационного противостояния с Саакашвили – в начале вооруженного конфликта и непосредственно в его ходе – они проиграли и сейчас стремятся к реваншу. Значительно активизирована деятельность проправительственных СМИ, а сами лидеры охотно публично выступают с всевозможными комментариями и интервью.
Как следует из комментариев российских СМИ, большую роль в обработке общественного мнения на Западе Кремль отводил «Валдайскому клубу» - дискуссионному форуму западных политологов и журналистов, специализирующихся на России. Российским лидерам было необходимо показать, что представители западной интеллектуальной элиты не только не отказались от контактов с Москвой, но, и напротив, продолжают взаимодействовать с Кремлем, как будто ничего не произошло. При этом проправительственные СМИ целенаправленно создавали впечатление, что на встречах с Путиным и Медведевым западные политологи чуть ли не единодушно разделяли позицию Москвы и воздерживались от каких-либо критических замечаний. Зато обильно цитировались жесткие высказывания Путина на свойственном ему арго.
Одной из сенсаций стало заявление президента непризнанной Южной Осетии Эдуарда Кокойты о том, что его республика воссоединится с Северной Осетией и войдет в состав России. Это признание многих шокировало, так как пролило новый свет на перспективы развития ситуации в регионе. Судя по всему, Кремль не заинтересован в том, чтобы форсировать развитие событий в том русле, которое обозначил Кокойты, и заставил южноосетинского лидера фактически дезавуировать собственное высказывание. Однако существенный элемент неопределенности относительно статуса Южной Осетии, безусловно, остался.
Характерно и вновь обозначившееся разделение труда между Путиным и Медведевым, которое также проявилось на «Валдайском клубе». Премьер Путин, в чью компетенцию формально входят, главным образом, вопросы экономики, говорил практически исключительно о политике. А президент Медведев, курирующий всю сферу национальной безопасности, наоборот, рассказывал участникам о российской экономике и ее инвестиционной привлекательности. Такое распределение функций не оставляет сомнений в том, кто главный в нынешнем тандеме лидеров.

Экономические трудности России

В последние дни Россия столкнулась с серьезным экономическим кризисом. Последовавшее вчера падение фондового рынка носит беспрецедентный характер. Индекс ММВБ упал сразу на 17,5 процентов, что является рекордом для одного дня торгов. А другой ключевой индекс – РТС – снизился на 11,5 процентов, что сразу на 80 млрд. долларов обесценило рыночную стоимость ведущих национальных компаний. Общие потери российского фондового рынка за последние три месяца составили около 750 млрд. долларов, то есть примерно половину его стоимости.
Многочисленные заявления российских руководителей о том, что падение национальных экономических рынков обусловлено исключительно факторами мирового экономического кризиса, вызывают серьезные сомнения. Это особенно видно на фоне того что как раз вчера наметился определенный подъем американских финансовых индексов.
Падение российских финансовых рынков, безусловно, связано с международной ситуацией, но имеет и глубокие внутренние корни. Существенный рост инфляции, односторонняя зависимость экономики от сырьевого экспорта, возрастание политических рисков и уменьшение инвестиционной привлекательности страны накладывают серьезный отпечаток на экономическую ситуацию. И хотя, по заверениям председателя Центрального банка Сергея Игнатьева, отток капитала из страны остается незначительным, эксперты подвергают эти оценки сомнению. Тогда как Игнатьев называет цифру всего в 5 млрд. долларов, то независимые эксперты считают вполне реальным отток в размере 22-25 млрд. долларов.
Состоявшаяся на днях встреча президента Медведева с руководством Российского союза промышленников и предпринимателей не внесла успокоения в ряды российского бизнеса. Президент сделал все, чтобы убедить большой бизнес в правоте Кремля в ходе российско-грузинского конфликта, хотя, в целом, какой-то оппозиции со стороны делового мира и не просматривалось. Однако представители бизнеса так и не услышали от Медведева главного из того, что их интересовало – однозначного подтверждения его предвыборного обещания о снижении НДС. И это неслучайно.
Ситуация со снижением НДС действительно зашла в тупик. Можно с большой степенью уверенности говорить о том, что эта идея практически похоронена. Министр финансов Кудрин, который активно противостоял планам снижения НДС, похоже, одержал верх над министерством экономики, которое как раз и лоббировало эту популярную среди бизнеса меру. Кудрин считает, что снижение НДС до 12 процентов приведет к катастрофическим последствиям для федерального бюджета, и через весьма короткий промежуток времени его придется вернуть к нынешним 18-ти и даже, возможно, поднять до 19-20 процентов.
Если экономический криз в России будет усугубляться, а мировая конъюнктура цен на энергоносители будет складываться не в пользу России, то НДС, конечно, не будет снижен. Более того, в планах Минфина – фактическое повышение других налогов и сборов, которое серьезно ударит по интересам бизнеса и населения. А это чревато новым раундом политической и экономической нестабильности в России.

понедельник, 1 сентября 2008 г.

Что было на неделе (25-31 августа)

Россия идет по пути изоляции

Решение Кремля признать сепаратистские режимы в Южной Осетии и Абхазии в качестве независимых государств больно ударило по международному имиджу России и усугубило ее изоляцию, возникшую после военной акции против Грузии. Уже прошла неделя после выступления президента Медведева на этот счет, но ни одно суверенное государство - даже из числа союзников России - не последовало ее примеру и не признало Абхазию и Южную Осетию.
Пойдя по пути признания режимов в Сухуми и Цхинвали, Кремль четко продемонстрировал, что он готов к серьезной конфронтации с Западом, не очень считается с его мнением и практически не зависит от него в политическом и экономическом плане. В Москве, однако, возлагали большие надежды на то, что ее позицию по Кавказу поддержат союзники на Востоке, прежде всего, участники Шанхайской организации сотрудничества.
На саммите ШОС в Душанбе Медведев приложил все усилия для того, чтобы убедить партнеров одобрить действия Москвы. Однако это ему не удалось. Хотя на словах отдельные лидеры центрально-азиатских государств в самых общих выражениях высказывали понимание мотивов Москвы, в официальных документах это фактически не было зафиксировано. Более того, в итоговом документе были отражены принципы территориальной целостности и неприменения военной силы, что можно интерпретировать как скрытую критику Кремля.
Позиция стран ШОС по-своему понятна. Хотя они стремятся сохранить хорошие отношения с Москвой, у многих из них имеются серьезные внутренние этнические проблемы с сепаратистской окраской. Особенно болезненна эта проблема для Китая с давними внутренними конфликтами в Тибете и Синьцян-Уйгурском автономном районе. И в Пекине, и в столицах центрально-азиатских государств понимают, что если бы они поддержали решения России по Абхазии и Южной Осетии, то тем самым бы открыли ящик Пандоры внутри собственных стран - с катастрофическими для себя последствиями.
Поощрение Москвой раскола Грузии не замедлило сказаться на ситуации внутри самой России. Уже громко зазвучали голоса тех политических сил на Северном Кавказе, в частности, в Ингушетии, которые стремятся к отделению от Москвы. Вполне вероятно, что в новой ситуации обострится обстановка в Чечне, где сепаратизм также имеет глубокие корни.
Судя по всему, Запад оказался не вполне готовым к резкой реакции на этот последний внешнеполитический демарш Москвы. Если поначалу в кругах Евросоюза, например, звучали призывы к санкциям против Москвы, то к сегодняшнему саммиту ЕС в Брюсселе стало очевидным, что «большая Европа» не сможет принять пакет радикальных мер против России. Это демонстрирует и политический раскол внутри Евросоюза, и нежелание многих его членов идти на конфронтацию с Москвой ввиду их сильной зависимости от российских энергоресурсов. Однако в повестке дня брюссельского саммита реально стоит вопрос о том, как уменьшить эту зависимость и, соответственно, ослабить давление со стороны Москвы.
Хотя прямые санкции против России введены не будут, следует ожидать, что отношения между Москвой и Брюсселем неизбежно претерпят серьезные изменения. Скорее всего, фактически будут заморожены переговоры о соглашении о стратегическом партнерстве между Россией и Евросоюзом, застопорится продвижение в вопросе о членстве России в ВТО, понизится уровень политического и экономического сотрудничества. Раздражение у Москвы, безусловно, будет вызывать линия Евросоюза на всестороннюю поддержку Грузии и его возможные попытки ускорить интеграцию Украины в западные политические структуры.
В действиях тандема Медведев-Путин отчетливо просматривается распределение ролей в соответствии с уже сложившимся стереотипом «хороший полицейский-плохой полицейский». На Медведева возложены функции правового обоснования последних внешнеполитических и военных акций России, тогда как Путин проводит более жесткую пропагандистскую линию, критикуя западную позицию. Однако принципиальной разницы во взглядах между ними нет.
В начале прошлой недели Путин в острой форме высказался о невыгодности соглашения с ВТО для России, что фактически ставит крест на ее усилиях вступить в эту организацию в обозримом будущем. А позднее обрушился на США, обвинив Вашингтон в инспирировании грузинской акции в Южной Осетии. Утверждая, что в зоне боевых действий находились граждане США, Путин заявил, что они могли находиться там только по прямому указанию американского руководства, а это означает использование «административного ресурса во внутриполитической борьбе». При этом он добавил, что «административный ресурс может использовать только партия власти».
Если перевести эти конспирологические построения на простой язык, то Путин открыто обвинил Белый дом в том, что он развязал войну на Кавказе исключительно для того, чтобы помочь Маккейну стать новым американским президентом. Разумеется, эта логика далека от реального положения вещей в США. Однако она с абсолютной точностью отражает схемы мышления и действий, которые в аналогичных ситуациях использует в своих внутриполитических интересах сам Кремль.

Экономические последствия конфликта на Кавказе

Россия продолжает переживать последствия конфликта с Грузией и признания Абхазии и Южной Осетии. Решение Кремля вызвало обвал на российской фондовой бирже. Однако основные краткосрочные издержки кризиса в целом преодолены. Западные рейтинговые агентства пока не понизили российские показатели. Резкий отток капитала, который происходил в первые две недели после войны с Грузией, пошел на спад.
Однако очевидно, что в долгосрочном плане последствия конфликта будут весьма серьезными и тяжелыми для России. Независимые эксперты сходятся во мнении о том, что инвестиционная привлекательность России существенно уменьшилась, увеличились политические и корпоративные риски, связанные с капиталовложениями в российскую экономику. Поэтому ожидается спад инвестирования в Россию и, соответственно, уменьшение темпов роста ВВП до нулевой отметки.
Прогнозируется серьезный рост военных расходов, который неизбежно скажется на социальной сфере и будет стимулировать и так быстро растущую инфляцию. Восстановление депрессивных экономик Абхазии и Южной Осетии также потребует существенных государственных вливаний.
Как это обычно бывает в тех случаях, когда Россия недовольна отношением Запада к ее политике, Москва прибегла к дискриминационным мерам в отношении западных компаний, поставляющих товары в Россию. Так, Москва намерена запретить импорт куриных окорочков из США. И хотя российские чиновники отрицают политическую подоплеку этого решения, не вызывает никаких сомнений, что оно является ответом на острую критику политики Москвы со стороны Вашингтона. Помнится, что несколько лет назад, когда в связи с событиями в Беслане министр иностранных дел Нидерландов высказал критические замечания в адрес Путина, российские органы санитарного контроля буквально на следующий же день заявили, будто луковицы голландских тюльпанов заражены какой-то болезнью, и ввели запрет на их ввоз в Россию. Использование Москвой таких неэкономических форм давления на своих партнеров чревато только дальнейшим ухудшением экономических связей с Западом.