четверг, 17 апреля 2008 г.

Лидерство Фонда "Наследие" в вопросе по ПРО

Недавно исполнилось 25 лет с того дня, как президент США Р.Рейган выдвинул историческую «Стратегическую оборонную инициативу» (СОИ). В этой связи президент Фонда «Наследие» Эдвин Фолнер выступил в нашей штаб-квартире в Вашингтоне с лекцией.
Я счастлив, что сегодня среди нас так много сторонников ПРО. Это послы, генералы, члены обеих палат конгресса, включая сопредседателя специальной комиссии конгресса по противоракетной обороне Т. Фрэнкса (шт. Аризона). Благодарю вас всех за неустанную работу по защите Америки и американцев от угрозы нападения с использованием баллистических ракет.
В прошлом месяце одна ракета SM-3, запущенная с военного корабля «Лейк Эри», уничтожила выведенный из строя спутник на высоте 240 км над Тихим океаном. Это стало сенсацией. Эта ракета составляет часть системы ПРО «Иджис». Она точно попала в топливный бак спутника, покрытый титановой оболочкой. Эта емкость представляла опасность для многих жизней на земле, если бы приземлилась в густонаселенном районе, а токсичное топливо могло заразить воздух. После того, как спутник был сбит, наши противники всполошились. Китай и Россия, разумеется, выступили с резким протестом.
Всего 25 лет назад, когда Фонд начал работать над проектом ПРО, мысль о том, что Соединенные Штаты смогут защитить себя от удара с использованием межконтинентальных ракет, казалась просто невероятной. Однако существовала кучка «мыслителей», которые не только осознавали необходимость этого, но - что значительно важнее – верили в возможность противоракетной обороны. Мои коллеги, включая молодого тогда политолога Кима Холмса, начали бить тревогу еще в начале 1980-х гг., и к ним стали постепенно прислушиваться. Самым значительным сторонником ПРО был, конечно, президент Рейган.
Фонд «Наследие» была первой организацией, которая собрала группу первоклассных экспертов в области обороны. Они подготовили авторитетный доклад о необходимости прекращения безрассудной политики «взаимного гарантированного уничтожения» и создания противоракетного щита с использованием достижений Соединенных Штатов в сфере космических технологий.
В 1982 г. мы опубликовали нашу первую работу по ПРО «Высокие рубежи: новая национальная стратегия», и она стала главным источником вдохновения для рейгановской программы СОИ. После ее опубликования Фонд «Наследие» стал главным мозговым центром поддержки ПРО в Вашингтоне. Нас часто посещали такие высокопоставленные официальные лица, как директор Организации стратегической оборонной инициативы генерал Дж. Абрахамсон. Члены конгресса часто обращались к нам с просьбами о брифингах и об использовании нашей трибуны для выражения своей твердой поддержки ПРО.
После распада Советского Союза Фонд «Наследие» быстро перешел к решению следующей проблемы - выходу Соединенных Штатов из Договора об ограничении систем противоракетной обороны 1972 г. Он являлся фундаментальным препятствием на пути развертывания эффективной ПРО. Ограничения, которые мы соблюдали даже после распада СССР, были абсурдными. Позже мы узнали, что Советский Союз не выполнял условий Договора по ПРО.
Ким Холмс и его команда незамедлительно стали выступать за объявление Договора по ПРО недействующим. В феврале 1992 г. наш эксперт по противоракетной обороне Бейкер Спринг первым назвал Договор по ПРО «реликтом «холодной войны».
Потребовалось еще почти 10 лет, прежде чем кое-кто с рейгановской четкостью сделал выход США из Договора по ПРО важным пунктом своей избирательной кампании. Американцы обратили внимание на эту проблему, и в декабре 2001 г. президент Дж. Буш выступил с историческим объявлением о выходе Соединенных Штатов из Договора по ПРО.
Сегодня Агентство по противоракетной обороне Пентагона разрабатывает и испытывает компоненты многоуровневой системы обороны с тем, чтобы мы могли уничтожать ракеты как можно ближе к месту их пуска.
Как многие из вас знают, Фонд «Наследие» приступил к осуществлению 10-летней программы под названием «Лидерство для Америки». Одна из наших инициатив в ее рамках называется достаточно просто «Защитим Америку». И одна из ее главных целей – это полное развертывание всеобъемлющей системы противоракетной обороны в течение следующего десятилетия.
Фонд «Наследие» возглавит процесс информирования американцев о необходимости всеобъемлющей защиты. Частью этой работы являются проводимые сейчас съемки документального фильма «33 минуты: защита Америки в новую ракетную эру».
В названии отражена жестокая правда: ракета, запущенная враждебной державой или диктатором-изгоем из любой точки Земли, способна достичь цели за 33 минуты и даже меньше. Всего тридцать три минуты! Американский народ должен задуматься и посмотреть в глаза этой ужасной правде.
Цель нашего фильма – не только объяснить всем матерям, отцам и гражданам страны степень нынешней уязвимости, но и показать, почему единственным эффективным ответом на существующую угрозу может быть только уничтожение приближающихся ракет в космическом пространстве, вдали от наших граждан и городов.
Подводя итоги, я чрезвычайно горд той ролью, которую сыграл и продолжает играть Фонд «Наследие» в осуществлении противоракетной обороны.

17 апреля: что будет сегодня в Фонде "Наследие"

Сегодня, 17 апреля, в 20.30 по московскому времени на сайте heritage.org вы можете стать участником презентации в Фонде «Наследие» в Вашингтоне новой книги «Подлинный Голдуотер», основанной на дневниках американского сенатора, кандидата в президенты США в 1964 г. Барри Голдуотера. Эти дневники, которые он вел в течение 50 лет, ранее не публиковались. Эти очень личные записи позволяют получить новое, более глубокое представление об этом оригинальном политике и человеке, чьи идеи и жизнь изменили американскую историю.
Личность Голдуотера, его неизбывное чувство ценностей и откровенный подход к политике, практически отсутствующий ныне в политике, СМИ и блогах, - это подлинное откровение. В связи с приближающимися выборами 2008 г. возникает соблазн представить его в качестве кандидата, который способен оживить вялые дебаты и высказывать свои мысли без оглядки на опросы общественного мнения и СМИ. Книга «Подлинный Голдуотер» помогает ближе узнать человека, который помог Америке пройти через наиболее бурные периоды ее истории – от Эйзенхауэра до Никсона и к эпохе Рейгана.Книгу представят ее составители Б. Голдуотер-мл. и Дж. Дин.

понедельник, 14 апреля 2008 г.

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ (7-13 апреля)

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ (7-13 апреля)

Перспективы перераспределения власти в России

События последней недели подтверждают гипотезу о том, что в новой системе власти в России неизбежно перераспределение полномочий между президентом и премьер-министром и структурные изменения. Появились сообщения о том, что новый президент Дмитрий Медведев может лишиться контроля над полпредами в федеральных округах. Они перейдут в подчинение к Владимиру Путину как премьер-министру и займутся не политикой, а экономикой.
Стоит напомнить, что институт полпредов создавался Путиным для борьбы с независимостью губернаторов и создания жесткой вертикали власти центра над регионами. Конституционность этого института с самого начала вызывала серьезные сомнения, так как в системе управления государства было создано промежуточное звено между центром и регионами без какой-либо публичной подотчетности и ответственности.
После того, как под предлогом трагических событий в Беслане в 2004 г. Путин отменил открытые и прямые выборы региональных лидеров, институт полпредов практически изжил себя. Ведь назначаемые президентом губернаторы были ничуть не менее лояльны Кремлю, чем полпреды. Однако аппараты полпредов с раздутой бюрократической структурой приобрели огромную власть и не собираются с ней расставаться. Если Путин как премьер-министр возьмет их под свой контроль, это даст ему серьезные дополнительные рычаги влияния на политическую и экономическую ситуацию в стране.
Еще одним фактором, который может способствовать дальнейшему усилению позиций премьера Путина визави президента Медведева, может стать его избрание на пост лидера партии «Единая Россия». Как руководитель партии, имеющей квалифицированное большинство в Государственной Думе, Путин будет способен контролировать деятельность парламента, включая прохождение важнейших законопроектов и многие кадровые назначения. Это тоже существенно усилит его влияние.
Отдельные эксперты допускают такой вариант, что Путин сможет провести через Думу и изменения в Конституции и текущем законодательстве, касающиеся сроков президентских полномочий и выборов верховных органов власти в России. Тем самым фактически закрепляется возможность внешне легитимного досрочного ухода Медведева с президентского поста с его заменой Путиным в результате досрочных выборов.
Между тем, отдельные события в стране показывают, что переходный период во власти в России усиливает трения между различными политическими и экономическими кланами. Как мы уже писали, один из ближайших соратников Путина, глава крупнейшего военно-промышленного холдинга «Ростехнологии» Сергей Чемезов уже давно и активно лоббирует идею передачи этой корпорации госпакетов акций более 500 исключительно привлекательных предприятий. Чемезов претендует на контрольные пакеты крупных авиакомпаний - AIRUnion, «Россия» (100% акций), «Владивосток Авиа» (51%) и «Сибирь» ((25,5%). Кроме того, аппетиты «Ростехнологий» распространяются почти на 40 процентов акций автомобильного гиганта «КАМАЗ». Существует мнение, что Чемезов заручился поддержкой и Путина, и нынешнего премьера Виктора Зубкова.
Однако противники Чемезова не дремлют. Среди них чаще всего называют первого вице-премьера Сергея Иванова, курирующего военно-промышленный комплекс. Многие решения в отношении «Ростехнологий» принимались в его обход и ущемляли его интересы. Для ограничения аппетитов Чемезова Сергей Иванов привлек других союзников из ВПК. Благодаря этому ему удалось добиться определенных успехов. Так, государство сохранит «золотую акцию» в ряде предприятий, которые будут включены в состав «Ростехнологий». Не без помощи главы «Российских железных дорог» Владимира Якунина Чемезову не достался «Уралвагонзавод», крупнейший производитель не только железнодорожных вагонов, но и танков. Наконец, Иванову удалось отстоять и не передать Чемезову крупнейший центр НИОКР в области автомобилестроения «НАМИ».
А на прошлой неделе мощный удар по запросам «Ростехнологий» нанесло Минэкономразвития. Там поставили под сомнение целесообразность включение в «Ростехнологии» авиакомпаний и других необоронных предприятий и отказались поддержать соответствующий проект президентского указа, подготовленный Чемезовым. А без визы МЭРТа, по российским бюрократическим стандартам, проект в нынешнем виде дальше не пойдет. Тем самым процесс формирования «Ростехнологий» затягивается на неопределенный период и, скорее всего, вопросы, связанные с ним, будут решены уже при Путине как премьере.

Что происходит с российскими НКО

На прошлой неделе ФСБ провела очередную атаку на иностранные НКО, аккредитованные в России. Директор этого ведомства Николай Патрушев обвинил их в поддержке террористических групп. Он, в частности, заявил, что иностранные НКО снабжают их информацией, необходимой в том числе и для пополнения рядов террористов в России. Никаких конкретных данных в пользу этих утверждений Патрушев не привел.
Статистические данные, обнародованные Федеральной регистрационной службой, красноречиво свидетельствуют о том, что наступление государственного аппарата на независимые НКО приносит ощутимые и пагубные результаты. С 2002 по 2007 гг. число НКО, работающих в России, сократилось почти втрое – с 600 тыс. до примерно 228 тыс. В одном только 2007 году 11 тыс. новым НКО было отказано в регистрации, а почти 8,5 тыс. зарегистрированных общественных групп были закрыты по решению судов.
Как предсказывают эксперты, тяжелое налоговое бремя, а также непомерный бюрократический произвол и давление могут повлечь за собой дальнейшее существенное сокращение числа НКО в этом году. По оценке Марии Коневской, директора одной из правозащитных групп в Санкт-Петербурге, в 2008 г. может закрыться от 15 до 20 тыс. НКО.

Заседание Форума реформ

10 апреля российское представительство Фонда «Наследие» провело очередное заседание Форума реформ – дискуссионного клуба политиков, экспертов, представителей СМИ и деловых кругов. Его тема – «Международный финансовый кризис и его последствия для России». С сообщениями по теме дискуссии выступили заведующий кафедрой международных валютных и кредитных отношений МГИМО (У) В.Ю. Катасонов и научный руководитель Высшей школы экономики Е.Г. Ясин.
В ходе обсуждения высказывались различные, порой полярные, точки зрения на то, как мировой финансовый кризис повлияет на Россию. Одни участники уверены, что в условиях глобализации кризисные явления в мировой экономике и финансовой системе нанесут непоправимый ущерб России и способны привести ее на грань экономической катастрофы. Другие отмечали, что Россия благодаря накопленным валютно-финансовым резервам и преимущественно сырьевой ориентации своей экономики в меньшей степени подвержена финансовым потрясениям на мировой арене и может сохранить свой статус «островка стабильности».
Вместе с тем, большинство участников дискуссии сошлись во мнении о том, что Россия стоит перед лицом серьезных рисков и вызовов, которые ставят под вопрос ее финансовую стабильность в долгосрочной перспективе. К их числу относится, прежде всего, быстро растущая инфляция, порождающая усиление инфляционных ожиданий населения и подрывающая его доверие к основным финансовым инструментам государства и частного сектора. Высказывались предложения о необходимости совершенствования системы прогнозирования и управления финансовыми рисками в банковской сфере и увеличения прозрачности валютно-финансовой сферы.

понедельник, 7 апреля 2008 г.

Что было на неделе (1-6 апреля)

ЧТО БЫЛО НА НЕДЕЛЕ (1-6 апреля)

Саммиты в Бухаресте и Сочи: победа или поражение России?

Прошедшая неделя ознаменовалась двумя крупными внешнеполитическими событиями, которые имели большое значение для России. Это саммит НАТО в Бухаресте и встреча президентов Путина и Буша в Сочи – последнее совместное мероприятие вскоре покидающих свои посты президентов.
Россия задействовала максимальные ресурсы и возможности для того, чтобы реализовать на этих встречах свои цели и не допустить принятия невыгодных для ее интересов решений. Саммит в Бухаресте стал свидетелем беспрецедентного давления Москвы на страны НАТО, прежде всего Западную Европу, с целью не допустить предоставления Украине и Грузии «Плана действия по вступлению в НАТО», который открыл бы им быструю дорогу к членству в блоке.
Формально Кремлю удалось добиться этого. Такие «планы» действительно ни Киеву, ни Тбилиси даны не были. Однако в этом не столько заслуга самого Кремля, сколько отражение объективной озабоченности западноевропейских стран по поводу вовлеченности Грузии в конфликтную ситуацию на Кавказе и отсутствие консенсуса в отношении НАТО в украинском обществе. В более же общем плане можно говорить о том, что Москва все же потерпела существенное поражение: НАТО фактически признало членство и Грузии, и Украины в качестве своей стратегической цели.
Более того, та поддержка, которую в Бухаресте страны Североатлантического альянса оказали планам США по размещению в Восточной Европе систем ПРО, также явилась тяжелым ударом для Москвы, продолжающей категорически возражать против этих намерений Вашингтона.
Уже после того, как все эти решения были приняты, президент Путин, выступая на саммите «Россия-НАТО» в Бухаресте, высказал беспрецедентно жесткие оценки расширения НАТО и пригрозил весьма решительными мерами противодействия этому процессу. Он назвал приближение НАТО к российским границам «реальной угрозой интересам государства» и при этом намекнул, что в ответ на членство в НАТО Грузии Россия признает Абхазию и Южную Осетию.
Еще более воинственную позицию обозначил российский президент в отношении членства Украины в НАТО. Здесь он достаточно прозрачно дал понять, что в этом случае Россия может пойти на раскол Украины как единого государства, начав отторжение Крыма и ее восточной части, традиционно ориентирующейся на Россию. В сердцах Путин даже бросил Бушу, что Украина – это не государство, а просто конгломерат территорий, либо принадлежавших другим восточноевропейским странам, либо «подаренных» Россией.
Используя политику кнута для предотвращения членства Украины и Грузии в НАТО, Россия, скорее, достигает прямо противоположных целей. Во-первых, она подталкивает эти государства к еще более интенсивному поиску «зонтика безопасности» со стороны НАТО. А во-вторых, фактически утверждает государства альянса в необходимости сдерживать российскую угрозу путем укрепления и расширения НАТО.
Что же касается пряника, который Москва могла бы использовать для урегулирования отношений с Украиной и Грузией, то эти возможности самонадеянно игнорируются. Кроме того, и с политической, и с экономической точки зрения Россия практически не в состоянии предложить своим соседям привлекательные модели развития и гарантии безопасности. Разговоры о необходимости этого ведутся давно, однако в реальности ни нынешняя авторитарная политическая модель, ни коррумпированная «петроэкономика» отнюдь не привлекают тех соседей России, которые ориентируются на правовое государство и свободную экономику.
Что касается саммита Буш-Путин, то большинство российских комментаторов склоняются к мнению о его чисто символическом значении. Встреча в Сочи не привела к какому-либо прорыву или хотя бы урегулированию спорных вопросов, которые разделяют сейчас Москву и Вашингтон. Практически по всем ключевым пунктам двусторонней повестки дня – ПРО, договор СНВ, ДОВСЕ, расширение НАТО, иранская ядерная программа, членство России в ВТО – стороны остались на прежних позициях, которые по-прежнему далеки друг от друга. Однако, как считают в российском экспертном сообществе, ни Путин, ни Буш не заинтересованы в том, чтобы нести на себе бремя ответственности за существенное ухудшение российско-американских отношений за период их пребывания у власти. Поэтому отсутствие реального прогресса по существу двусторонних проблем оба президента пытались сгладить путем демонстрации теплых личных отношений и публичного обхода острых проблем.
Когда отдельные эксперты и СМИ цепляются за такие высказывания Путина в отношении ПРО, как «осторожный оптимизм», то они, видимо, забывают, что в дипломатической лексике за подобными эвфемизмами обычно ничего конкретного не стоит. То обстоятельство, что Россия настояла на фиксации в итоговой декларации своего несогласия с американскими планами ПРО в Восточной Европе, - само по себе весьма серьезное свидетельство глубоких расхождений по этому вопросу. Перевод работы по основным направлениям совместной повестки дня на уровень экспертов вряд ли будет продуктивен в условиях отсутствия политических импульсов к сближению.

Российская экономика на перепутье

В российском экономическом истеблишменте обострилась дискуссия о приоритетах развития национальной экономики. Причем полемика между министрами правительства вышла на публичный уровень. В конечном итоге вопрос один - что важнее: экономический рост или финансовая стабильность?
Непосредственным поводом для оживления дискуссии стало подведение итогов инфляционных процессов в стране за первый квартал. Они неутешительны. За январь-март потребительские цены в стране выросли почти на 5 процентов, что составило уже более половины первоначального годового прогноза в 8,5 процентов.
Этот прогноз уже скорректирован в сторону увеличения (сейчас он уже составляет 9,5 процентов) и, судя по всему, будет еще не раз корректироваться. Председатель Центробанка Сергей Игнатьев рассчитывает, например, что к концу года инфляция не превысит 10 процентов за год. Однако в это практически никто не верит. Простая математическая экстраполяция нынешней тенденции указывает на уровень инфляции в размере не менее 20 процентов.
Ряд членов правительства от экономического блока, в том числе вице-премьер А. Жуков и глава МЭРТа Э. Набиуллина, считают, что ничего страшного в инфляции нет и применяемые денежные и бюджетные меры не должны ограничивать экономический рост. Однако министр финансов А. Кудрин и руководство Центробанка с опасениями говорят о рисках перегрева российской экономики за счет вливания дешевых денег, которые могут только подстегнуть инфляцию. Экономика страны уже сейчас сталкивается с рядом кризисных индикаторов, которые таят в себе серьезные угрозы. Это, в частности, дисбаланс между ростом доходов и производительностью труда, а также разрыв между внутренним спросом и внутренним предложением.
Минфин продолжает возражать против роста государственных расходов и госинвестиций, которые серьезно стимулируют дисбаланс в экономике и инфляцию. Однако в нынешней российской экономической и политической элите весьма сильна прослойка сторонников этатизма, которые активно и последовательно выступают за увеличение роли государства в экономике и рост государственных расходов и инвестиций. С возможным приходом Путина на пост главы правительства их влияние только усилится.
Частные инвесторы реагируют на возникающие риски вполне естественным путем. Только в марте из паевых инвестиционных фондов была выведена рекордная сумма в 2,3 млрд. рублем (100 млн. долларов). Высвободившиеся деньги частные инвесторы предпочитают вкладывать в недвижимость. Результатом этого стал резкий рост цен на жилье, особенно в Москве. Опасения по поводу грядущей экономической нестабильности ощутимо нарастают.

четверг, 3 апреля 2008 г.

Что было на неделе (24 марта – 1 апреля)

Медведев готовится к вступлению в должность

На прошлой неделе Дмитрий Медведев впервые председательствовал на заседании Госсовета - консультативного органа региональных лидеров России. Обсуждались вопросы развития малого бизнеса. Медведев и остальные участники выступили с беспрецедентно откровенной критикой ситуации в этом секторе. Тема всесилия бюрократического произвола преобладала. Сам Медведев рассказал о том, что только на федеральном уровне контроль над малым бизнесом осуществляют около 30 органов по 45 направлениям. А это провоцирует, по его словам, взяточничество и вымогательство, в том числе и со стороны правоохранительных органов. А глава Министерства экономического развития и торговли Эльвира Набиуллина сообщила, что для открытия простого предприятия общественного питания нужно собрать около 20 документов.
Если учесть, что все эти проявления бюрократического произвола расцвели еще при Путине, то выступление Медведева можно интерпретировать как завуалированную критику в адрес своего предшественника. Разумеется, это пока только слабые намеки на расхождения между Путиным и Медведевым, но их потенциал, судя по всему, нарастает. Если Путину удавалось сильной рукой держать в повиновении силовые структуры, то сейчас – в условиях своеобразного двоевластия и грядущего восхождения Медведева - появляется все больше признаков брожения и склок в силовых ведомствах. Там с опасением ожидают кадровых перемен и отставок.
Первый сигнал поступил уже на прошлой неделе. Был отправлен в отставку первый заместитель министра внутренних дел 60-летний Александр Чекалин, а на его место назначен более молодой, 43-летний Михаил Суходольский.
Пока трудно сказать, насколько эта перемена говорит о влиянии 42-летнего Медведева на омоложение силовых кадров. Однако перестановки в других силовых ведомствах, в частности, в Министерстве обороны, кажутся неизбежными и могут пролить дополнительный свет на кадровые симпатии Медведева. Министр обороны Анатолий Сердюков вступил в серьезный конфликт с целым рядом высокопоставленных генералов своего ведомства, включая начальника Генерального штаба Юрия Балуевского. Причин конфликта несколько. Сердюков планирует перевести ряд военных должностей, в частности, медиков, финансистов, журналистов и юристов, в разряд гражданских, сократить центральный аппарат министерства и перевести штаб ВМФ из Москвы в Санкт-Петербург.
Сердюков связан с питерской группой силовиков и представляет их политические и коммерческие интересы в военной сфере. Его попытки реформировать Министерство обороны натолкнулись на серьезное сопротивление традиционной военной элиты, с самого начала скептически воспринявшей назначение Сердюкова как «торговца мебелью» (он работал в этом бизнесе в Санкт-Петербурге в течение многих лет).
Какое кадровое решение найдет Медведев для этой ситуации? Встанет ли он однозначно на сторону Сердюкова и уберет его оппонентов или наоборот? От ответов на эти вопросы будет фактически зависеть будущее самого Медведева и его отношений с путинским окружением.

Наступление на иностранных инвесторов продолжается

Наступление российских властей на ТНК-ВР получило новое развитие. В дополнении к обвинению в адрес ее сотрудников в экономическом шпионаже добавились претензии российской Федеральной миграционной службы по поводу работы иностранных сотрудников ВР в России. В результате ВР вынуждена была отозвать из ТНК-ВР ни много, ни мало 148 британских работников.
Естественно, что подобные шаги не способствуют улучшению российско-британских отношений. Под вопросом оказалось проведение встречи Медведева и британского премьера Гордона Брауна, которая была призвана способствовать нормализации двусторонних отношений, серьезно пострадавших из-за «дела Литвиненко».
Неопределенность ситуации в России сказывается и на финансовом положении и реальных инвестициях в экономику страны. Несмотря на сохраняющиеся высокие цены на нефть валютные резервы Центрального банка практически не увеличиваются. Это прямое свидетельство отсутствия притока иностранного капитала в Россию и увеличивающегося его оттока. Уже снижены официальные прогнозы Минфина по притоку иностранного капитала за год. Он может составить в 1,5-2 раза меньше, чем первоначально ожидалось.

Налоговая реформа буксует

Одним из популярных лозунгов предвыборной кампании Медведева было радикальное снижение НДС, которое было призвано завоевать голоса бизнесменов. Однако, как это часто бывает, обещания политиков, столкнувшиеся с сопротивлением бюрократии, уходят в песок. По настоянию министра финансов Алексея Кудрина вопрос о снижении НДС в лучшем случае будет решаться не раньше 2010 г., хотя и Медведев, и МЭРТ настаивали на неотложной реализации этой меры.
Зато Минфин проявил готовность пойти навстречу небольшой, но достаточно влиятельной группе нефтедобытчиков и снизить налог на добычу природных ископаемых (НДПИ) в отношении нефти. Это даст нефтяным компаниям налоговые преференции в объеме свыше 4 млрд. долларов. Совершенно очевидно, что в данном случае сработало мощное нефтяное лобби, которое протолкнуло решение о снижении налога на добычу нефти, хотя по объективным показателям эта отрасль менее всех других нуждается в налоговых льготах. Ведь ее рентабельность составляет около 30 процентов, в то время как в среднем по экономике эта цифра в два раза меньше (14 процентов), а в некоторых депрессивных отраслях, например, в автомобилестроении и текстильной промышленности, колеблется в пределах 3-6 процентов.
Разумеется, налоговые льготы для нефтяников – это крупный аванс Путина и его окружения тем экономическим силам, на чью поддержку они рассчитывают в будущем. Примечательно, что сокращение НДПИ не коснется газовой отрасли, где сильны позиции Медведева. Несомненно, борьба за контроль и за льготы для наиболее прибыльных отраслей будет обостряться.